НОРМА - Испытание верностью(18)
 
Испытание верностью(18)

О. Алексеева
Продолжение.

85
- Появились иные цели, - передразнил его Дэн-Ку, - ну, предположим. Ты встретил другую женщину, как две капли воды похожую на свою детскую мечту. Какое-то время твоей целью была эта женщина, но теперь-то - нет, потому что ты ее уже получил… Не надо на меня так смотреть, я знаю, что ты собираешься и дальше жить с нею! Я сейчас обращаю внимание на то, что и эта цель тобой достигнута. А ты продолжаешь жить. Зачем? Теперь - чтобы найти Шамбалу? А если все-таки ты ее не отыщешь?
- Я понимаю, что вы пытаетесь донести до меня какую-то мысль, - медленно и очень терпеливо произнес Карл, - но, поскольку сейчас все мои мысли действительно о Шамбале…
- Хорошо! - Дэн-Ку резко взмахнул рукой и встал. - Пусть будет по-твоему. Иди сюда!
* * *
Старец велел профессору опуститься на колени у входа в пещеру, лицом к снижающемуся солнцу, и закрыть глаза.
- Что-нибудь видишь? - спросил он, возложив ладони на голову Карла.
- Багровое зарево. Наверное, потому что солнце бьет мне прямо в глаза.
- Что-нибудь слышишь?
- Только ваш голос.
- Что-нибудь чувствуешь?
- Я не… хотя постойте… да!
- Не торопись. Доверься своим чувствам.
- Я слышу… шумит дождь. Я чувствую его капли. Они холодные. Ветер шелестит в листьях. Кажется, надвигается гроза. Я вижу… темные деревья, аллею, большой пятиэтажный дом, красный крест в белом круге на входе. И я чувствую… сильный запах сирени.
Старец удовлетворенно кивнул и опустил руки.
Карл пошатнулся и сжал ладонями виски.
- Что это было? И где?
- Шамбала, - будничным тоном ответил старец и уселся на лавку, - твоя Шамбала. А где - тебе лучше знать.
- То есть… вы хотите сказать… Шамбала - это не долина? Не место на карте? Это… это… внутри меня? То, о чем я думаю? Состояние души? Судьба? Предначертание?
- И заметь, ты сам это сказал, - улыбнулся старец.
* * *
Карл, по-прежнему сжимая голову руками, сел рядом с ним.
Старец дружески похлопал его по плечу.
- Да не расстраивайся так! Ты прошел долгую дорогу, чтобы узнать истину, а она всегда была у тебя за плечами, но не это главное.
Главное - как ты шел, через какие трудности и кого взял с собой по дороге. Главное - путь, - сказал старец. - Жизнь - это путь, - добавил он. - Ты еще не прошел свой путь и потому жив.
А цели - что, их было и будет множество. Стоит достичь одной, подняться на сияющую вершину, на краткий миг ощутить себя победителем, как видишь перед собой вторую… и третью… целую горную цепь.
Теперь понимаешь, о чем я?
Карл кивнул.
- Но я не понимаю, для чего тогда вы? Что вы-то тут делаете?
Это прозвучало не очень вежливо, но Карлу в тот момент было все равно.
86
- Ну как же для чего, - ласково, словно несмышленому ребенку, начал объяснять ему старец, - я здесь для таких, как ты.
Для ищущих и беспокойных.
Для тех, кто прошел и пришел.
Для тех, кто заслужил.
Для смертельно усталых, избитых и израненных, но не потерявших надежду. Для тех, чей час еще не пробил.
Ну, и еще потому, что здесь самый чистый на планете воздух, самая прозрачная горная вода, самые красивые закаты, а моя дочь Саддха отлично умеет готовить ячье мясо.
Карл повернул голову и увидел, что старец улыбается.
- Я… мне, наверное, пора уходить.
- Да, - кивнул Дэн-Ку. - Тебе пора. Солнце склоняется, но ты вполне успеешь спуститься до темноты. Иди. Твой ученик заждался тебя. И не только он.
- Передайте Саддхе, что я… А впрочем, не стоит.
- Не стоит, - согласился Дэн-Ку.
Карл встал.
- Рад был познакомиться. - Дэн-Ку тоже поднялся и протянул ему руку. - А теперь иди и не оглядывайся.
* * *
Карл и не думал оглядываться.
Это получилось само собой.
Он был уже у входа в пещерный туннель, на другом конце которого его ждал короткий и необременительный для сильного здорового мужчины спуск к снежному полю, как вдруг услышал тихий плач.
В нем не было надрыва и истерики, требования и злобы - лишь бесконечная печаль.
Так мог плакать ребенок, потерявший что-то очень важное, но уже смирившийся с этим, так плачет женщина, почти лишившаяся надежды на встречу.
Еще два шага, и своды туннеля сомкнутся над его головой, отрезав все внешние звуки.
Просто иди и не оглядывайся. Не сворачивай со своего пути.
Еще один шаг.
Плач смолк, завершившись коротким всхлипом.
Карл оглянулся.
И увидел Саддху.
Девушка, сменившая роскошное утреннее одеяние на привычный овечий тулупчик, сидела на очищенном от снега камне и старательно сморкалась в платочек.
- Я ни о чем тебя не прошу, - сказала она подошедшему Карлу, - просто посиди со мной немного, прежде чем уйдешь. Это ты можешь для меня сделать?
- Конечно, - ответил Карл.
Камень, на котором сидела Саддха, оказался на удивление теплым.
- Если бы ты остался со мной, я открыла бы для тебя Шамбалу, - после долгого молчания произнесла Саддха.
Карл горько усмехнулся и отрицательно покачал головой.
Саддха придвинулась ближе и положила черноволосую головку ему на плечо.
- И отцу ты понравился, - продолжала она, перебирая тонкими, нежными, но сильными пальцами его пальцы, - он сказал, что при других обстоятельствах из тебя получился бы хороший отец для его внуков… А вот я не понимаю и не хочу понимать, что это за обстоятельства такие… что может быть сильнее любви… Я же чувствую, что нравлюсь тебе!
87
Карл не стал ее в этом разубеждать, чтобы еще больше не обидеть и не ранить. Он сделал типичную ошибку всех мужчин - попытался объясниться с ней (а заодно и с самим собой) на рациональном уровне.
Но его объяснения - долг, верность, честь - ничего не значили для влюбленной Саддхи. Она по-прежнему не видела в них никакого противоречия своим совершенно естественным и оправданным желаниям и не понимала, отчего светловолосый красавец так упрямится.
- О, если бы ты согласился остаться со мной, - пела она нежным, хрипловатым от недавно пролитых слез голосом, - хотя бы ненадолго… на день, на вечер, на час!
Тепло от камня и от ее тела поднималось в морозный воздух невидимой струей и окутывало его ленивой, расслабляющей истомой.
Все, сказал себе Карл, надо уходить. Прямо сейчас.
И встал.
- Подожди! - встрепенулась Саддха, - поцелуй меня на прощанье! Оставь мне на память хотя бы один поцелуй!
Помедлив, он взял в ладони ее заплаканное личико и коснулся губами девичьего лба.
Две сильных и гибких, как змеи, руки взметнулись вокруг шеи Карла.
- О нет, не так, - зашептала Саддха, пригибая его голову к себе, - совсем не так…
* * *
"Благородный муж может быть легко уловлен сетью собственной доброты", - говорил Дэнкэй. Хотя, вероятно, эти слова принадлежат не ему, а Конфуцию или еще кому из великих… неважно, в конце концов!
А важно, что именно так и произошло с нашим героем.
Повторимся - Карл жалел Саддху и ни в коем случае не хотел ее обидеть или огорчить.
Она была ему симпатична.
Он ей сочувствовал. Он ее понимал.
Ну, в самом деле, какой здесь была жизнь у молодой пылкой девушки?
Ее отец, философ и мудрец, мог сколько угодно восторгаться чистотой горного воздуха и золотыми, в полнеба, закатами, но она-то наверняка чувствовала себя одинокой среди этого замороженного великолепия. Отец, яки, снежные люди и - крайне редко, если верить Дэн-Ку, - фанатики-альпинисты составляли все ее общество.
И тут появляется он.
Карл никогда не был склонен к завышенной самооценке, но понимал, что на фоне яков, снежных людей и альпинистов представляет собой достаточно привлекательный вариант.
Кроме того, профессор привык полагаться на собственную выдержку (незаурядную от рождения и подвергнутую жесткому тренингу в молодости) и оттого считал, что в деле утешения Саддхи всегда сможет остановиться, не перейдя известных пределов.
* * *
Таковы были причины, по которым он все еще находился здесь, по эту сторону тоннеля, хотя солнце уже закатилось и небо украсила первая пригоршня ярких и крупных, как угли, звезд.
Тем более не стоит спешить - лучше подождать, пока взойдет луна.
Вполне можно будет спуститься и при ее свете.
88
Так рассуждала та часть его сознания, которая еще утром охотно и не без удовольствия внимала уговорам Саддхи.
Сейчас эта часть, не встречая должного отпора со стороны разума, а, наоборот, подпитываясь сочувствием к девушке и не до конца выветрившимися винными парами, как-то быстро и незаметно разрослась.
Подчиняясь ей, Карл тихо гладил прильнувшую к нему Саддху по ароматным шелковым косам и бормотал что-то по-немецки, непонятное для девушки, но явно утешительное.
Когда же Саддха снова попыталась дотянуться до его губ, а он, впавший в полную самонадеянность, позволил ей это, часть окончательно вырвалась на свободу и немедленно осуществила захват всей территории.
* * *
Как-то раз Дэнкэй решил навестить своего друга, тоже мудреца, философа и наставника молодежи. Была глубокая ночь, валил снег, и ученики уговаривали Дэнкэя отложить поездку.
- Поеду! - сказал он и отправился в путь.
Под утро, весь облепленный снегом и замерзший, он прибыл к усадьбе друга, но у самых ворот вдруг развернулся и поспешил назад.
- Почему вы так поступили, учитель? - спросили ученики, когда он возвратился домой.
- Было настроение ехать - и я поехал, - объяснил им Дэнкэй, - настроение исчезло - и я вернулся.
* * *
Кому из нас, скованных по рукам и ногам внешними условностями и внутренними установками, не хотелось бы иногда пожить настроением? Совершенно свободно следовать капризам и велениям своей души, не тревожась о последствиях? Ну, хотя бы изредка - куда уж нам до Дэнкэя?
Кто из нас не хотел бы снова стать молодым? Беспечно пробовать на вкус мир, нырять в его глубины и возноситься к небесам, делать многие вещи в первый раз и так, словно никто никогда не делал этого раньше…
Кто из нас устоял бы, если б ему навстречу, раскрыв объятия, поспешила сама Юность - прелестная и свежая, будто утренний цветок в капельках росы, не знающая сомнений и настойчивая, словно бегущая с гор вода?
О, смотрите-ка, один поднял руку! Еще один, и еще!.. И вы, мужчина? Вы уверены, что устояли бы?..
Что ж, прекрасно. Но только, глядя на этих достойных господ, нам почему-то сразу вспоминается сцена из известнейшей пьесы А. Н. Островского "Бесприданница":
- А я вот не таков! Я взяток не беру!
- Да ведь вам никто и не предлагает… Чин у вас больно уж незначительный, для взяток-то… Вот ежели б вам предлагали, а вы не брали, тогда другое дело.
Ну, а вы, милые дамы?
Вы-то отчего сурово поджимаете губы, глядя на нашего героя? Вы ведь уже отнеслись с пониманием и даже сочувствием к героине, решившейся сделать аборт, так проявите немного снисхождения и к нему!
Тем более что там, внизу, на сцене, ничего особенного и не произошло.
Пока.


Продолжение следует

Дата публикации : 02-07-2013 (Просмотров статьи : 395)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика