НОРМА - Испытание верностью(23)
 
Испытание верностью(23)

О. Алексеева
Продолжение.

Вместо эпилога, или Новогодняя сказка
2000 год, где-то на cеверо-западе


2
- Э… - усомнилась Мария Александровна.
Завхоз посмотрела на нее и твердо проговорила:
- Надо, Мария Александровна. Нам тоже нужен праздник. Мы его заслужили.
- А то как-то скучно нам жилось последние полгода, - произнес кто-то, еле слышимый из-за радостных возгласов и аплодисментов.
- Ну, хорошо, - согласилась Мария Александровна, - раз никто не возражает…
- Никто! Все за! Давайте! Что мы, в самом деле, - детям можно, а нам нельзя?
- Ничего не выйдет, мужиков-то у нас нет… Что мы, друг перед дружкой костюмами трясти будем?
- Кто это сказал? - грозно спросила завхоз в наступившей внезапно тишине. - Как нет мужиков? А Степа с Андреем? А Привалов Александр наш Игнатьевич - из него ведь тоже не весь песок пока высыпался? А…
Тут завхоз замолчала, потому что список школьных мужчин закончился, а педагоги так и остались смущенными репликой предыдущего оратора.
И тут ей в голову пришла Идея.
Именно так - Идея. С большой буквы.
- Слушайте! - воскликнула она. - Слушайте! - хотя все слушали и так. - А давайте приведем своих!
- Кого - своих? - не поняли завхоза.
- Кого-кого, мужей… Ну, там, знакомых, родственников, троюродных братьев… Какая разница, лишь бы мужского пола. И пусть тоже в костюмах и масках придут, чтобы интереснее было!
Некоторое время коллектив молча обдумывал Идею. Потом засветились глаза, зашелестели бумаги, кто-то зашептался и захихикал.
- А у кого совсем никаких мужиков нет? - не унимался скептик.
Мария Александровна с тревогой взглянула на завхоза.
- Или есть, но не захотят прийти?
Завхоз пожала плечами.
- Лично я, - гордо произнесла она, - приведу не только мужа, но и сыновей, и племянника. Нечего им дома киснуть. И вы постарайтесь…
- Ну, хоть будет с кем поплясать, - мечтательно вздохнул кто-то.
- Культурно пообщаться, - строго поправила Мария Александровна и встала.
* * *

На день рождения, который завхоз отмечала девятнадцатого декабря, домашние подарили ей мобильный телефон. Дорогой, самой последней модели "Sony Ericsson", и даже с цветным дисплеем.
Завхоз подарок приняла сдержанно (нечего их баловать), но в глубине души была очень довольна.
Первое время на работе, когда никто не видел, она только тем и занималась, что исследовала все возможности новой игрушки, подбирала подходящие мелодии для звонков и SMS-сообщений, картинки для дисплея и заполняла телефонную книжку.
Обнаруженная встроенная цветная игра "Тетрис" вначале показалась Екатерине Алексеевне скучной, но потом, когда владелице телефона удалось успешно выложить пару слоев, захватила ее так, что и на телефонные звонки она теперь отвечала не всегда, и на стук в предусмотрительно запертую дверь кабинета не отзывалась без крайней необходимости.
В этот раз, однако, стучали особенно долго, негромко, но настойчиво, с некоей просительной интонацией.
Потом тихо позвали завхоза по имени.
Екатерина Алексеевна, чертыхнувшись, остановила игру (чуть-чуть не дотянула до пятого уровня!) и пошла открывать.
За дверью обнаружилась секретарша Манечка с мокрыми глазами и мокрым же носовым платком в руках.

3
- Опять он меня не пускает! - Манечка проскользнула мимо завхоза в кабинет и поскорее, пока та не передумала, уселась на стул для посетителей.
Екатерина Алексеевна посмотрела на Манечку.
Потом на зажатый в руке мобильный телефон, где истекали последние секунды дозволенной в игре паузы.
Затем снова на Манечку.
- Ну, может, теперь и не самое подходящее время, - заметила завхоз, со вздохом усаживаясь в кресло напротив, - у них вот-вот ребенок родится. Вряд ли им сейчас до гостей.
- Почему - вот-вот? - всхлипнула Манечка. - В середине января же…
- Не в середине, а в начале, - поправила ее завхоз, - календарь возьми да подсчитай.
- И на осенние каникулы он меня тоже не пустил…
Завхоз кивнула. Она была в курсе семейных проблем Манечки, как, впрочем, и вся школа.
Секретарша вышла замуж за физрука еще летом. Узнав, что Карл женился на Аделаиде, она с горя уступила физруку, а потом и вовсе переехала из своей коммуналки в его однокомнатную квартиру. И в ЗАГС с ним пошла.
В семейной жизни физрук подчинился Манечке, старался ни в чем ей не прекословить и выходки ее сына Лешки, пребывавшего в то время в подростковом негативизме и критическом отношении ко всем взрослым вообще, а к новоявленному мужу матери в частности, переносил стоически.
Но когда Манечка решила поехать в Швейцарию, он неожиданно проявил твердость и неуступчивость, сказав, что одну Манечку (в смысле, с Лешкой, но без себя) туда не отпустит.
Она и силу пыталась применить, и угрозы, и даже пробовала мужа убедить, что нечего тому беспокоиться, потому как у них, у Манечки с Карлом, чисто братские отношения.
Ничего не помогало, муж оказался тверд, как кремень - или все вместе, или никто никуда.
Завхоз в глубине души такую позицию физрука одобряла.
Хотя хорошо понимала и Манечку. Та привыкла к свободной холостой жизни, а тут такая возможность, за границу съездить, и не в какую-то там бывшую братскую республику, а в нормальную европейскую страну. И тратиться ни на что не надо, на всем готовом. В общем, хочется развлечься, по магазинам побегать, с Карлом хоть и под присмотром Аделаиды, но пообщаться…
Ну а с мужем под боком какое же развлечение и общение? Так что завхоз Манечке, конечно, сочувствовала, но помочь ничем не могла.
- Нет, могли бы, - горячо возразила секретарша, перестав всхлипывать, - могли бы, Катерина Алексевна! Если б только вы согласились…
- Что такое? - с неудовольствием спросила завхоз и посмотрела на часы.
Манечка заторопилась.
- Если б вы согласились, он меня бы отпустил…
- Да на что согласилась-то бы? - потеряла терпение завхоз.
- В Швейцарию поехать… ну, пусть не сейчас, пусть на весенние каникулы! Карл ведь вас тоже к себе звал? Звал, звал, я знаю! И Аделаида Максимовна наверняка будет рада вас видеть, после всего того, что вы для нее сделали! Ну, Катерина Алексевна, миленькая, ну поедемте! Неужели вам не хочется побывать в Швейцарии?
- Представь себе, не особенно, - усмехнулась завхоз. - Что мне там делать?
- А с Карлом повидаться? - коварно поинтересовалась Манечка.

4
Завхоз отреагировала, как положено: и плечами пожала, и бровью дернула, и указала секретарше на дверь - иди, мол, некогда мне тут с тобой о пустяках разговаривать.
Но сама ощутила внутри какое-то теплое чувство и даже не сразу после Манечкиного ухода принялась за "Тетрис", а просидела несколько минут в раздумье и воспоминаниях.
Да, интересное было время.
Насыщенное. Полное событий.
Завхоз вспомнила, как кипела и бурлила школа в те последние дни перед весенними каникулами, как горячо обсуждали происходящее в ее, Екатерины Алексеевны, "каморке под лестницей", не говоря уже об учительской, как горели глаза у всех молодых и незамужних (да и у некоторых немолодых и замужних) женщин при виде красивого и окутанного некоей таинственностью иностранца, который - случается же такое! - тоже работал школьным учителем.
Несмотря на сугубо гражданскую, тихую, миролюбивую профессию, иностранец почти сразу же по приезде оказался замешанным в одну криминальную историю, выпутаться из которой ему помогли три наши дамы (незамужние и имеющие к немцу особый интерес) - Манечка, старшая англичанка Ирина Львовна и преподаватель немецкого Татьяна Эрнестовна.
Завхоз с одобрительной усмешкой вспомнила ту необычайную дипломатическую ловкость, с которой Карл обошелся со своими спасительницами: он не дал им того, чего они желали, но и не обидел.
Наоборот, господин Роджерс заявил, что они, все три, теперь ему как сестры, что он их должник отныне и навсегда - в общем, заморочил головы, задарил подарками (кстати, очень хорошими, дорогими и нужными), так что женщины остались польщенными, довольными и даже готовыми в любую минуту повторить для него свой подвиг.
Кстати, насчет подарков - завхоз, снова улыбнувшись, вспомнила подарок, который Карл сделал лично ей. Подарок находился в надежном месте, у нее дома, за шкафом в кабинете, надо бы поменять в нем батарейки.
Ничего не скажешь, в обращении со школьными женщинами Карл был тактичен, благороден и щедр - наверное, натура такая, хотя вообще-то немцы, как известно, люди экономные и прижимистые.
Вот если бы и нынче, под Новый год…
Но дело, конечно, не только в подарках.
Ей на самом деле хочется его увидеть. Очень.
Аделаиду, конечно, тоже. Но его - его больше.
Черт знает что, привязалась она к нему, что ли?
Очень может быть - личность-то обаятельная. Во всех отношениях.
Кстати! Аделаида с Карлом не знают, что у нее появился мобильный телефон!
Всех она вспомнила, всем свой номер сообщила, а им забыла. Ну, ничего, мы это сейчас поправим, сказала себе завхоз, доставая из сумки порядком уже замусоленную визитку господина Роджерса. Пару минут разговора со Швейцарией наш баланс как-нибудь выдержит, а потом можно попросить Карла перезвонить.

5
Единодушным решением педсовета ученический карнавал назначили на двадцать седьмое декабря, а учительское празднество - на двадцать девятое.
В швейной мастерской последние декабрьские дни было не протолкнуться - на уроках, переменах и даже после окончания первой смены там азартно орудовали старшеклассницы. Молодая учительница труда для девочек (или, по-современному, технологии и домоводства), принятая на работу в этом году, сбилась с ног, помогая кроить, шить, клеить, низать бисер и обучая по-быстрому основам грамотного макияжа.
Когда же ученицы освобождали мастерскую, туда сразу, по одной или небольшими группами, таясь друг от друга, просачивались педагоги.
Вечером двадцать шестого декабря Ирина Львовна и Татьяна Эрнестовна, не имевшие друг от друга секретов, сидели в швейной мастерской вдвоем и сплетничали. Точнее сказать, сплетничала Татьяна Эрнестовна, костюм которой ("Фея Ночи", роскошное творение из черного бархата, шелка, кружев, жемчуга и серебряных блесток) был благодаря швейной машинке, подаренной Карлом (с программным управлением и встроенной функцией вышивания), давно уже готов.
Ирина Львовна, собиравшаяся появиться на карнавале в костюме цыганки, старательно раскрашивала белые пластмассовые клипсы в виде больших колец похищенной в кабинете рисования золотой краской. Та нипочем не желала ложиться на гладкую пластмассу; англичанка нервничала и злилась.
- А как твой сценарий, продвигается? - участливо, желая отвлечь Ирину Львовну от ее бесполезного занятия, поинтересовалась Татьяна Эрнестовна.
- Какое там! - махнула рукой приятельница, и капли золотой краски веером разлетелись по рабочему столу. Татьяна Эрнестовна на всякий случай отодвинулась подальше. - Сама подумай, какой может быть сценарий, если никто не хочет говорить, что у него за костюм!
- Ну да, ну да… - посочувствовала Татьяна Эрнестовна. - А у завхоза ты не пробовала спрашивать? Она-то наверняка знает…
- Пробовала. Не говорит. Намекает только, что Дедов Морозов и Снегурочек, а также зайчиков и белочек будет более чем достаточно.
У завхоза давно завязалось тесное знакомство с местным самодеятельным театром-студией, поэтому даже в горячие предновогодние дни ей удалось договориться об аренде костюмов по сходной, необременительной для педагогов, цене.
Тут Ирина Львовна, видимо, вспомнив о чем-то забавном, посветлела лицом и отложила в сторону кисть.
- А ты знаешь, Танюша, что наша Манечка тоже берет костюмы напрокат?
- Да что ты? - удивилась Татьяна Эрнестовна. - Какие же?
- Костюм Деда Мороза сорок шестого размера на рост сто шестьдесят и костюм Снегурочки пятьдесят четвертого на рост сто девяносто.
Татьяна Эрнестовна прыснула и замахала на Ирину Львовну ладошкой.
Тут дверь мастерской отворилась, и вошла завхоз.
- Екатерина Алексеевна, - обратилась к ней Ирина Львовна, - правда ведь, что Манечка заказала костюм Снегурочки пятьдесят четвертого размера на рост сто девяносто?
- Не только заказала, - подтвердила завхоз, - она его уже и забрала, полчаса назад. Им, в театре, женские костюмы таких размеров не особенно нужны. А что это вы тут делаете? Ага, вижу, вижу… только вы, Ирина Львовна, зря стараетесь. Давайте я лучше посмотрю у себя, может, и найду что-нибудь для вас подходящее.
- Надо же, - задумчиво произнесла Татьяна Эрнестовна, когда завхоз, забрав банку с краской, ушла, - какая она сегодня добрая…
- Зайцы, Деды Морозы… - бормотала, не слушая ее, Ирина Львовна, - ну какой же тут может быть сценарий?
- А что, устроим конкурс на лучшую пару - Дед Мороз со Снегурочкой… или там зайчик с белочкой, - улыбнулась Татьяна Эрнестовна.


Продолжение следует

Дата публикации : 08-08-2013 (Просмотров статьи : 398)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика