НОРМА - Забытый плен, или роман с тенью(2)
 
Забытый плен, или роман с тенью(2)

Т. Лучина


"Бойся своих желаний, ибо они исполняются"
Мудрость древних греков


Продолжение.
Глава 1
* * *
Если дом, как зеркало, отражает хозяев, то этот явно был из зеркал кривых. Здесь с порога во всем проявлялись тонкий вкус и достаток, что никак не вязалось с хозяйским видом. Безобразные очки, встрепанная грива, дешевая куртка на рыбьем меху, ненужная откровенность, сбивчивая речь, назойливость, открытость - такие живут в окраинных хрущобах, коммуналках, общагах, но только не в подобном храме, где каждая вещь почти что святыня. Андрей Ильич бывал во многих далеко не бедных домах, да и сам жил весьма комфортно, но в этом он почему-то робел, злясь на беспричинную робость. И в самом деле, разве впервые перед глазами такое? Встречалось и побогаче, но там кичилось, а тут ласкало и грело. Мебель, книги, предметы старины, ковер на дубовом вощеном паркете, пейзаж на стене, написанный маслом, - все расслабляло, пробуждало приятные мысли и утверждало, что жизнь на земле прекрасна и лучшее в ней - человек. Под этим высоким балочным потолком будто курился фимиам, возносивший до небес; не наслаждаться им казалось глупостью или даже кощунством.
- Раздевайтесь, вот шкаф для верхней одежды, чувствуйте себя как дома. Сейчас будем ужинать, дед до отказа забил холодильник. - Аполлинария водрузила на каминную полку привезенного лиса, покрутилась перед игрушкой и, довольная, двинула к лестнице. - Я мигом, только переоденусь да вымою руки. Гостевая со всеми причиндалами там, - кивнула на резную белую дверь. - После ужина покажу вашу комнату. Или, может, хотите подняться сейчас?
- Не к спеху.
Хозяйка деловито кивнула и вспорхнула наверх. А гость застыл под люстрой, высвечивающей безмозглую голову, невесть с чего вздумавшую сунуться в пекло. Адским жаром несло от камина, где скалила зубы плюшевая игрушка - напоминая, обвиняя, казня. И намекая на тленность всего живого. Лебедев аккуратно повесил в шкаф куртку и, стараясь ровнее дышать, отправился в ванную.
Ужин оказался щедро приправленным хозяйкиной болтовней. В свои двадцать семь Аполлинария замужем не была и в жены не стремилась: не к кому, да и неохота.
- Брак - это дело бракодела, - аппетитно уплетала она буженину, запивая сочное мясо душистым вином. - К тому же я жертва несчастной любви. В девятом классе втрескалась в Сашку из параллельного "Б", он мне даже руки целовал. А после "новогоднего огонька" переметнулся к Катьке Бедняшиной, представляете?! Правда, она кареглазая блондинка, я бы тоже не устояла, - выгородила изменщика "жертва". - Потом, уже на первом курсе влюбилась по уши сдуру. Очень красивый мальчик, но прохвост. Слава богу, поняла я это довольно быстро. Так что сердечные дела не по мне, - беззаботно призналась падчерица Афродиты и вкусно захрустела свежим огурцом. Она вообще все делала вкусно и легко. Шутя доставляла неприятности, без усилий вникала в чужую проблему, запросто выручала - все естественно, как дышала, ела или пила. Из нее вышел бы славный товарищ - верный, надежный, вечный. Любить, к сожалению, такую невозможно.
- Вы учились в Майске?
- В Москве.
- Подождите, попробую угадать вашу профессию. - Лебедев всмотрелся в разрумянившееся лицо, глаза по-прежнему скрывались дурацкими колесами. - Вы учительница, скорее всего, преподаете в младших классах, верно?
- Нет.
- По торговой части?
- Аналитик из вас никакой. Я - театровед.
- Кто?!
Аполлинария звонко рассмеялась:
- Никогда не задумывались, почему идут в критики? Чтобы по праву одергивать чужим талантам задранные носы, когда собственным Бог обделил. На мое счастье, у меня хватило ума довольно скоро понять, что кидаться на великана - смешно, на карлика - глупо, и я оставила эти подскоки и наскоки.
- А чем занимаетесь сейчас?
- Вернулась домой, сляпала дизайнерскую фирму. Не смотрите, что город маленький, у нас живет не бедный народ, - хитро улыбнулась она. - Знаете что, Андрей Ильич, давайте-ка я отправлю вас спать, вы наверняка хотите отдохнуть. Мне, если волю дать, так до рассвета времени будет мало. Идите за мной, - и не дожидаясь ответа, поднялась из-за стола.
Засыпая, Лебедев с удивлением отметил, что словоохотливая хозяйка не задала ни одного вопроса нечаянному гостю.

Глава 2
...Он не владел собственными ногами! Проклятые конечности не подчинялись мозгу, посылавшему команды "вперед" и "быстрее". Невесомые туфли из телячьей кожи пудовыми гирями тянули вниз, сужая шаги, растягивая драгоценные секунды в вечность, лишавшую надежды. Надо бы пулей мчаться наверх, а он полз червяком, от ступени к ступени, с ужасом содрогаясь от бессилия. На глаза давила кромешная тьма, и только там, куда гнало паникующее сердце, дрожало мутное световое пятно. Наконец он закончил пересчитывать собой заплеванные выступы и оказался на освещенном ровном полу, где по серой поверхности расплывалась багровая лужа. Бетонная плита змеилась трещинами, следила щербинами, заполняемыми красным, превращаясь из заурядного пола лестничной площадки в яркое абстрактное полотно. Он попытался сделать рывок к тому, что сложилось вдвое у обшарпанной стенки, и рухнул - мордой прямо в цементные оспины. Глаза заливал пот, руки тряслись унизительной дрожью, ног словно не было вовсе, пригвожденное к железобетону тело корчилось, точно насекомое под булавкой. А по красным трещинам скакал плюшевый лис, по-человечьи злобно ругаясь единственным словом и хищно лязгая при этом зубами. Утробное "тварь" и частый стук клыков друг о друга создавали дикую какофонию, рвущую барабанные перепонки. Наглый очеловеченный лис подбирался все ближе, норовя вцепиться в лицо. Разламывало виски, тяжело пульсировала кровь, пересохло во рту. Неимоверным усилием воли он поднял неподъемную руку, чтобы отогнать мерзкое животное и...

Под потолком распластала крылья-плафоны белая люстра, со стены задумчиво взирала красотка, написанная маслом при царе Горохе, над ухом безмятежно тикали часы, за окном хмурилось утро и, кажется, по-прежнему мело. А тишину вдрызг разбивали странные звуки, будто дятел долбил твердым клювом кору. Лебедев протер глаза, не понимая, что за чертовщина его окружает, потом вспомнил вчерашний вечер, досадливо поморщился, дрожа от холода, оделся и поплелся на стук с мечтой о таблетке аспирина и стакане крепкого горячего чаю.

Необъяснимые звуки доносились снизу, куда уходила дубовая лестница. Спустившись, настырный гость оказался перед приоткрытой дверью, выпускавшей на волю раздражающую долбежку. Андрей Ильич просунул голову в дверной проем и громко поздоровался, превозмогая нестерпимую головную боль.
- Доброе утро! А вы, я вижу, уже на ногах? Тогда, может, подскажете, как мне выбраться отсюда?
- С добрым вас утром, Андрей Ильич! - приветливо улыбнулась молодая хозяйка, не прекращая стучать молоточком по круглому стержню с металлической каплей на конце, упиравшейся в медный лист. - А вы, как я вижу, не выспались? У вас, извините, помятый вид.
- Голова болит, - буркнул Лебедев. В кармане пиджака завибрировал мобильник. - Да?
- Здорово, Андрюха! Как ты, нормально? - Егоринский басок добродушно рокотал, уверенный в положительном ответе.
- Привет. Разберись, почему меня никто не встретил, - это первое. И второе - распорядись, чтобы за мной прислали машину по адресу... - он вопросительно посмотрел на хозяйку.
- Перепелкина, пять.
Столичный гость хмыкнул и отчетливо повторил адрес.
- Ответственность за выполнение берешь на себя, понял? Как ты это сделаешь, меня не касается. Но если снова будет сбой, приеду - откручу башку. Все!
- Андрей, что случилось? Почему...
Лебедев отключил сотовый и огляделся. Большая комната здорово смахивала на мастерскую, где хозяйничать мог бы мужик с золотыми руками, но никак не девица с прискоками - вылетевший в трубу театровед и новоиспеченный дизайнер. Здесь во всем - от верстака до аккуратно сложенных инструментов - чувствовался крепкий хозяин, из тех, кого когда-то звали кулаками: основательный, прижимистый, работящий.
- Это мастерская вашего деда?
- Моя. А вот с машиной вы, кажется, погорячились. В окошко смотрели?
- Одним глазом.
- Головную боль мы, конечно, цитрамоном снимем, но...
- Лучше аспирином.
- Но, боюсь, погоду нам не одолеть, - пренебрегла невежда поправкой знатока. - Замело по самые окна. Я слушала радио: прогноз неутешительный, снегопад обещают как минимум на два дня.
- Это шутка?
Она молча встала и направилась к двери, кивком велев следовать за собой. В холле сунула в руки ключ, деловито предложила:
- Откройте. Если сможете это сделать - вызову такси, пожелаю доброго пути, если за вами приедет водитель, на худой конец сама отвезу, куда надо. Выполню все что угодно, только попытайтесь самостоятельно выйти в эту дверь.
Чертовка знала, что говорила! Ключ повернулся легко, даже щель удалось расширить сантиметров до двух, а дальше - никак. Казалось, их не замело - замуровало, и, поняв бесполезность затеи, Лебедев сдался.
- Наверно, вы ночью созвали всех снегодуев? - коряво пошутил он, пытаясь скрыть растерянность и недовольство собой.
- Чтобы продлить счастье общения с вами? Не обольщайтесь, Андрей Ильич. Просто вы, москвичи, самонадеянный народ, иначе, прежде чем сюда ехать, поинтересовались бы особенностью здешних мест. В наших краях март - гиблый месяц, иногда заметает так, что жизнь замирает на несколько дней. Неужели вас не предупредили об этом?
Больше слов удивляла метаморфоза, происшедшая с ней. В полете действовала на нервы безмозглая курица, после посадки опекала наивная простушка, за столом угощала гостеприимная хозяйка и, наконец, ставила сейчас на место уверенная в себе женщина, вполне доходчиво и связно выражавшая свои мысли. Такая многоликость настораживала и заставляла задуматься. В другое время бывалый москвич, может, и пораскинул бы мозгами над странностью провинциалки, но сейчас любая мысль могла расколоть бедный череп. Лебедев непроизвольно сжал виски, удержавшись от постыдного стона.
- Да вам в самом деле плохо, - всполошилась Аполлинария. - А я, идиотка, тестирую вас на силу.
- Мне хорошо. Пару таблеток аспирина - и все как рукой снимет.
- Пойдемте, я дам лекарство и заварю чудесный чай. Заснете, а проснувшись, снова родитесь на свет, - пошутила хозяйка и взяла за руку гостя. - О, да у вас, похоже, температура. Знобит?
- Аспирину и чаю, - упрямо бубнил Лебедев, тащась послушно следом. Потом он провалился в пылающую тьму...
Его свалил банальный грипп: с сильным жаром, осточертевшим питьем и непривычной опекой. Больной молча выполнял чужие команды, злясь на весь мир, особливо на себя. Андрей Ильич не умел и ненавидел болеть. Не потому, что пекся о здоровье, а потому, что презирал в себе беспомощность и слабость. В свои сорок лет он сталкивался с болезнью дважды: первый раз в десятом классе, когда сдуру обожрался чебуреков и насмерть перепуганная мать вызвала "скорую", а второй - позапрошлой весной, тогда его прихватил аппендицит. Оба раза врачи полоскали кишки, с тех пор у Лебедева выработалась стойкая идиосинкразия и к белым халатам, и ко всякого рода болячкам, превращающим мужчину в бесполое, жалкое, безвольное существо. Теперь же он умудрился не просто загреметь в больницу к таким же, как и сам, бедолагам, а впереться в чужой дом, к незнакомой девице и выпасть там в осадок на несколько дней - без связи с нормальным миром, без информации, без дел. Лебедев скрежетал зубами, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на ни в чем не повинной хозяйке, заботливо подающей чаек и мутные отвары. Против него сговорились погода, случай и люди. Одна заставила пойти на авантюру, другой подложил свинью, а третьи точно вымерли все, разом позабыв о своем живом еще боссе. Вдобавок вырубился мобильник. Не помогали ни зарядное устройство, ни суетливая беготня пальца по кнопкам, ни познания в технике - телефон не работал, точно подцепил инфекцию, но в отличие от ее носителя напрочь отказывался здороветь.
- Можно от вас позвонить в Москву? - спросил Лебедев, утратив всякую надежду оживить хваленое японское чудо. - Я оплачу разговор.
- Тратиться не придется, - Аполлинария сунула под нос очередную чашку с коричневым отваром, - в доме нет телефона.
- А мобильный?
- Не пользуюсь. Терпеть ненавижу, когда без нужды досаждают. Если надо, сама найду способ связаться.
- Позвольте, но у вас же фирма, мало ли какие могут возникнуть проблемы? Как же можно так работать?
- Пейте, не то остынет. А на ваш, извините, шаблонный вопрос отвечу одним словом: отлично. Когда все устроено с умом, работать можно прекрасно. Вы же не вскрываете каждый раз крышку часов, чтобы проверить, как действуют шестеренки и колесики, верно? Потому что знаете: механизм налажен и нет нужды туда соваться. Так и в моей фирме, тем более что львиную долю работы тяну я сама.
- Интересный вы человек, Аполлинария, - не сдержался идущий на поправку гость, - мыслите нестандартно. - Видно, болезнь совсем размягчила мозги, прежде такая "нестандартность" заставила бы усомниться в здравом уме собеседника. - Спасибо,- вернул он пустую чашку, - ваши отвары действительно волшебные: исцеляют без таблеток прямо на глазах.
- Андрей Ильич, - замялась хозяйка, - можно задать вам один вопрос?
- Когда за мной приедет водитель? Спросите о чем-нибудь полегче.
Девушка помолчала, внимательно изучая фарфоровое донышко с темным осадком, потом перевела взгляд на Лебедева и тихо спросила:
- А кто такая Полина?
Даже если б он был не беспомощным гриппозником, а Самсоном, рвущим пасть льву, то и тогда у него не хватило бы сил ответить.
- Странно Полине задавать такой вопрос, вам не кажется?
- Нет. И простите мою бестактность. Просто когда я меняла компрессы, вы все время хватали меня за руку и называли Полиной. Но обращались явно не ко мне.
- Я вас очень прошу, - процедил сквозь зубы Лебедев, - за заботой о моей скромной персоне не проглядите машину, которая должна объявиться на Перепелкина, пять. Надеюсь, дороги в Майске уже проходимы?
- Вполне, - спокойно ответила Нежина и вышла из комнаты, осторожно прикрыв дверь за собой.


Продолжение следует

Дата публикации : 08-10-2013 (Просмотров статьи : 400)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика