НОРМА - Забытый плен, или роман с тенью(11)
 
Забытый плен, или роман с тенью(11)

Т. Лучина


"Бойся своих желаний, ибо они исполняются"
Мудрость древних греков


Продолжение.

Глава 6

Президент холдинга решил перейти к делу без экивоков.
- В память о прошлом, Семен Львович, не буду с вами темнить, - протянул кожаную папку. - Вот, почитайте внимательно. Я пока кое-что просмотрю, - и уткнулся в документы на столе.
Моисеев, принимая тисненую обложку, натянуто улыбнулся:
- Вы слишком молоды, Андрей, чтобы думать о прошлом. Это приходит на старости лет.
- Читайте здесь, - сухо бросил Андрей Ильич, пресекая попытку подняться.
По мере того как финансовый директор знакомился с содержимым папки, его одутловатое лицо окрашивалось в различные оттенки красного цвета - от нежно-розового до багрового. Этих красок вполне бы хватило художнику изобразить закат. Незаметно наблюдая за бывшим наставником, Лебедев подумал, что того хватит удар, и мысленно приготовился к появлению в кабинете посторонних людей в белых халатах. Наконец, Семен Львович закончил чтение, прикрыл папку, кашлянул. Звук был деловой и спокойный, так прокашливается лектор перед лекцией или школьный учитель, готовясь осадить болтунов. Лебедев заподозрил, что с мыслями о врачах поспешил.
- Так, и что вы собираетесь делать, Андрей Ильич? Отдавать меня под суд? А может, лучше, как в тридцать седьмом: к стенке без разговоров? - Стараясь держать спину прямо, напротив сидел уверенный в себе пожилой человек, держался с достоинством, выглядел превосходно, и только подчеркнуто спокойный голос да характерная интонация выдавали тщательно скрываемое волнение.
- А что скажете вы, Семен Львович?
Моисеев равнодушно пожал плечами.
- Блеф, бред, клевета - годится для нежных дамочек с нервами, но не серьезных людей. У вас, милый мальчик, нет никаких доказательств. Самое большее, что можете себе позволить, - так это уволить меня. Но я, к вашему сведению, не собираюсь никуда уходить. - Наглый старик развалился на стуле, откровенно издеваясь над собеседником. - Мне всего семьдесят, я полон сил, энергии, желания работать. Есть опыт, знания, хватка, вам не обойтись без меня. К тому же не забывайте, мои дорогие, - перед вами будущий совладелец ваших активов, да.
- Родители Аркадия живы.
- Это вопрос поправимый. Все мы смертны и ходим под Богом. Не знаем, когда Господь нас к себе призовет, - лицемерно вздохнул потенциальный наследник.
Лебедев брезгливо рассматривал разглагольствующего наглеца и вдруг осознал, что этот старик давно сидит у него в печенках. Львович осточертел до смерти - любопытным носом, показушным дружелюбием, лицемерием, намеками на короткую память когда-то облагодетельствованных друзей, жадностью, хитростью, а теперь еще воровством. Для собственной выгоды такой спокойно решился бы и на убийство. Андрея Ильича внезапно осенила догадка, которая тут же показалась нелепой. Но мозг уже послал команду языку, и тот выдал:
- Говорите, все мы под Богом ходим? А не вы ли, случайно, помогли племяннику прийти к Господу раньше срока, Семен Львович?
Моисеев посерел, точно холст, на котором выцвели краски.
- Не забывайтесь, Андрей Ильич! За подобные слова говоруны дорого платят.
- Новым снегоходом? - Лебедев нажал кнопку, на пороге кабинета появился референт и застыл в молчаливом вопросе. - Игольников подъехал?
- Ждет в приемной.
- Через пять минут зайди, надо будет оформить приказ.
Заявление финансового директора об уходе с должности по состоянию здоровья президент подписал тут же, в присутствии заявителя, распорядившись, чтобы тот немедленно приступил к передаче дел преемнику, ожидавшему в предбаннике лебедевского кабинета. Перечень своих деяний Семен Львович получил при прощании как напоминание об "успешной" совместной работе.
- Оригиналы, надеюсь, для посторонних глаз недоступны?
- Надеюсь, это станет постоянной вашей проблемой.
Старик молчком направился к двери, взялся за латунную ручку, потянул на себя, вдруг застыл, потом резко развернулся и с перекошенным от злобы лицом прошипел:
- Ты еще пожалеешь об этом, сопляк! - хлопнул дверью и вышел.
Андрей Ильич долго отмывал после короткого общения руки, будто только что раздавил жирного таракана...
Остаток дня прошел спокойно, в обычном рабочем режиме. Позвонил с Бали Егорин, доложился о погоде, похвастал загаром, спросил об итоге разговора.
- Как и планировался, - ответил партнер.
- Отличная карта - джокер, правда, Андрюха?
- Поживем - увидим.
А вечером раздался еще звонок, и незнакомый женский голос пропел в ухо:
- Привет!
- Здравствуйте, это кто?
- Не узнаешь?
- Нет.
- А когда-то, Лебедев, мой голос был для тебя, как маяк в тумане, и ты несся на него, сметая с дороги доски и кирпичи.
- Танька! - развеселился бывший сокурсник. - Разве путь к маяку лежит через стройматериалы? Как ты меня нашла, рыжая?
- Во-первых, неприлично задавать даме подобные вопросы, а во-вторых, я давно не рыжая. Нынче я кошу всех мужиков блондинистой косой. А ты, Лебедев, не хочешь пасть к моим ногам?
- Давно мечтаю, дорогая блондинка.
- Правда? Я ведь доверчивая, таких обманывать грешно. Кто варится в девятом адовом круге, помнишь?
- Обманувшие доверие.
- То-то! Ну, так что, жаждешь меня повидать?
- Танюха... - замялся занятый абонент.
- Не продолжай, я понятливая, пока.
- Эй, Лебедева, подожди! Ты звонишь, между прочим, деловому человеку, не даешь и секунды подумать.
- Думай, а жизнь пусть проходит мимо.
Андрей Ильич посмотрел на часы.
- Сейчас семь, в девять устроит?
- Вполне.
- Тогда встретимся на Тверской, напротив телеграфа. Помнишь наше место?
- А то!
...В первую минуту он ее не узнал. В двух шагах от перекрестка Тверской и Камергерского переулка, лениво постукивая пальцами по парапету подземного перехода, стояла блондинка. Несмотря на невысокий рост, она заметно выделялась среди вечно спешащих куда-то прохожих. Пышные волосы, открывающие загорелую шею, королевский поворот головы, высокомерно вздернутый нос, яркий чувственный рот, стройная фигура в лайковом пальто - элегантная, красивая, недоступная. Неужели та самая Танька, с которой они до изнеможения целовались тем комариным летом? В стройотряде, сколоченном из студентов Первого меда, ходила шутка, что Лебедевы - готовая семейная пара, невесте и фамилию не надо менять.
- Танюха, да тебя не узнать! Что ты с собой сделала, признавайся?
- Тайна сия велика есть, - заважничала первая любовь.
- Лебедева, ты просто красавица!
- Ага, - скромно подтвердила она, - мне так все говорят. Только я не Лебедева нынче, но госпожа Хаммер, сечешь?
- А миссис Хаммер фигуру блюдет или может позволить себе поздний ужин?
- Сегодня, Лебедев, пожалуй, можно расслабиться.
В ресторане Андрей с удовольствием рассматривал свалившуюся с небес однокурсницу, двадцать лет назад возбуждавшую до хмеля помешанного на науках глупца. То было прекрасное время, когда все по колено, в карманах гуляет ветер, в крови - гормоны, а в голове - идеи, способные перевернуть мир. Первая страсть оказалась короткой, но память о ней осталась. Сейчас эта память подогревалась "Божоле", смеющимися глазами напротив и настроением, с которого вдруг потянуло на ласку.
- Эй, Лебедев, ты слушаешь меня?
- Конечно, ты только что сказала: он был. Кто имелся в виду?
Татьяна звонко рассмеялась, как девчонка, уличившая во вранье.
- С тобой, дорогой, приятно вести беседу: можно плести что угодно, вплоть до последнего слова. Одна беда - неизвестно, когда ваша милость включится в разговор. О бывшем супруге я тебе, мой милый, толкую, о мистере Хаммере, жителе славного Сан-Франциско, крутом бизнесмене и сволочи, каких мало. Я прокантовалась с ним лучшие годы. Правда, в накладе не осталась: после развода вернулась в родные пенаты, открыла магазинчик на мужнины баксы. Торгую оптикой, - пояснила деловая леди, заметив удивленный взгляд. - Товар элитный, все честь по чести: лицензия, пара смазливых девчонок, офтальмолог за стенкой, колокольчик над дверью - супер! Вчера повесили вывеску еще на одном, в районе Арбата, завтра еду в Питер, хочу застолбить местечко на Невском - в общем, кручусь, как белка в колесе.
- Дети есть?
- Бог миловал.
- Вернулась давно?
Она неопределенно махнула рукой.
- Иногда вижу кое-кого из наших, Лешку Росохина, например. Он теперь важная шишка: заведует в аптекоуправлении сбытом.
- Знаю.
- А, ну да, ты же у нас по лекарственной части, спасаешь народ от мора. Кстати, Лебедев, почему в России такая высокая смертность?
- Потому что такие, как ты, уезжают.
- Все такой же шутник и так же не к месту. Побалуешь меня десертом? Обожаю тирамису!
К столу подкатил официант, убрал использованные тарелки.
- Что-нибудь желаете еще?
- Тирамису и латэ, - выскочила вперед сладкоежка и весело уставилась на угодливого малого.
- Мне кофе по-восточному и пятьдесят грамм коньяку. Коньяк предпочитаю хороший. - Малый дернулся за картой вин к пустому соседнему столу. - Не надо, - отклонил услужливую руку клиент, - подберите сами, но за суррогат платить не буду. - Татьяна хмыкнула, однако промолчала. Официант почтительно откатился. - А мы похоронили Аркашу Олевского, помнишь такого?
- Конечно.
- Пять лет назад.
- Знаю.
- Откуда?
Она внимательно смотрела на Лебедева, раздумывая, достоин ли правды этот сухарь. Видно, решила, достоин, потому что огорошила первой же фразой:
- А вы в курсе, дорогие друзья, что у Олевского растет сын? Прелестный парнишка, между прочим, в январе ему стукнет шестнадцать.
- Что?! - На столе появились тарелка с прямоугольником, посыпанным тертым шоколадом и прикрытым листочком мяты, бокал с пышной молочной пеной, душистый дымящийся кофе, коньяк. Лебедев машинально опрокинул в себя "Курвуазье". - Тьфу, что за гадость! Ты шутишь?
- Ничуть.
- Откуда такие сведения?
- Пей кофе, остынет.
- Послушай, Танюха, перестань тянуть кота за хвост, - взмолился Андрей. - Неужели ты не понимаешь, что это очень важно?
- Для кого?
- Как для кого? Для Аркашкиных родителей, для меня, для Женьки Егорина, наконец!
- Неужели? - прищурилась Татьяна. - А где же вы все были, заботливые мои, когда подыхала с голоду Ольга? Когда она пахала на трех работах, чтобы прокормить ребенка? С утра мыла подъезды, потом мчалась в свой нищий НИИ, а ночами корпела над переводами. Где тогда, скажи на милость, раскачивал яйцами твой распрекрасный Аркадий? И почему его таким воспитала мамаша - безответственным, пустоголовым шалопаем, способным только прыгать из койки в койку, даже не подозревая, что кто-то может серьезно любить? Не просто трахаться, как кролик, а отдавать себя без остатка, ничего не ожидая взамен! - Татьяна яростно ткнула соломинкой в стеклянное дно. - Не мужик был твой дружок - одноразовый шприц. Трус и тряпка, ненавижу таких!
- Танюха, - опешил сбитый с толку старый приятель, - ты что несешь? Аркадий ни сном, ни духом не ведал о сыне. И про Ольгу мы ничего не знали, он молчал о ней, как рыба.
- Хоть на это хватило ума.
Лебедев смотрел на разъяренного Юпитера в юбке, а в голове зарождался потрясающий план.
- Послушай, Танюшка, ты можешь успокоиться и все рассказать? Откуда тебе об этом известно?
- Она была моей подругой. Я же питерская, забыл? Мы всегда поддерживали отношения, даже когда я в Штатах жила.
- Почему была?
- Оля умерла два года назад. Мне рассказала об этом соседка, которая наблюдала в глазок, как я тупо названиваю в Олькину дверь.
- А парень?
- У тетки.
- Ну-ка давай, дорогая, колись. Торт еще будешь?
- Коньяк.
И под "Хеннесси" Лебедева раскололась.
- Мальчик где-то на Кубани, точное место назвать не могу. Зато знаю полное имя, возраст, дату и место рождения. Она никому не хотела навязываться, все ждала, что твой дружок объявится сам. Но не думаю, что сейчас Оля была бы на меня в обиде. Ты ведь найдешь мальчика, Лебедев? И сделаешь для него что-нибудь, правда?
- Правда. - Вынырнувшему так кстати Иволгину Аркадию Аркадиевичу предстояла интересная жизнь. - А ты разыскала меня только за этим?
Татьяна отвела глаза.
- Молодость, Лебедев, трудно забыть, особенно женщине. Она греется ею, как зимой - батареей: прислонишь спину, и глядишь, потеплеет.
Перед Андреем сидела, потягивая коньяк, красивая, независимая, умная женщина - одинокая, как и он, как и многие в этом безумном мире.


Продолжение следует

Дата публикации : 11-12-2013 (Просмотров статьи : 410)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика