НОРМА - Забытый плен, или роман с тенью(14)
 
Забытый плен, или роман с тенью(14)

Т. Лучина


"Бойся своих желаний, ибо они исполняются"
Мудрость древних греков


Продолжение.

Глава 8
Проклятый будильник разрывал барабанные перепонки. Лебедев, не открывая глаз, протянул руку, нащупал рычажок, сдвинул вправо - назойливый звон не прекращался.
- Телефон, - подсказала сонная Татьяна.
Он включил ночник и протер глаза. Короткая стрелка циферблата застыла на цифре "4", длинная подбиралась к тройке. Телефон по-прежнему надрывался. Лебедев злобно чертыхнулся и снял трубку.
- Да!
- Андрей Ильич, извините за ранний подъем. Это Семенов.
- Короче!
- Я не стал дожидаться ребят и решил подстраховаться, понял, что очень нужно. Прибыл на место пятнадцать минут назад, а тут...
- Что?
- Вам бы подъехать, Андрей Ильич.
- Жди на месте!
Думать о плохом он не хотел, сопротивлялся мрачным мыслям, надеясь, что Васькин прогноз оправдался только наполовину. Не тот человек Василий, чтобы позволить застать себя врасплох. Бравый сыщик, конечно, далеко не атлет, но мозги у него работают отлично, реакция, как у мангуста, а напускная сонливость - обманная оболочка, под которой скрываются дотошность и хватка. Лебедев невольно улыбнулся, вспомнив собственную реакцию на сведения о Василии Ивановиче Голкине, тридцатидвухлетнем жителе города Майска. Школу закончил блестяще, с золотой медалью, и с ходу был принят в Томский университет на юрфак. Студенту прочили блестящую карьеру. Однако будущий юрист оказался неважным оратором и грядущим спичам в суде предпочел вдумчивое изучение научных трудов по логике, психологии и криминалистике. Доучившись до четвертого курса, Голкин неожиданно бросил Томск и вернулся в родные пенаты. Открыл сыскное бюро. Однако возня с изменой жен и мужей надоела быстро. Бюро через год прикрылось, а его владелец плюнул на сыщицкую карьеру, пристроился рядовым сотрудником в солидную фирму, где его и откопал удачливый бизнесмен из Москвы, гнавший сейчас в предрассветных сумерках как сумасшедший.
Из темноты вынырнул гаишник, жезлом перекрыл дорогу. "Твою мать!" - ругнулся в сердцах Лебедев, послушно выполняя приказ остановиться.
- Ваши права! - Одутловатое лицо с замученными недосыпом глазами было красным от морозного ветра, усталым и недовольным.
"Не позавидуешь бедолаге, - пожалел вдруг служаку дорожных законов Андрей Ильич. - За такую сволочную работу я бы тоже каждого потрошил".
- Доброе утро, лейтенант! - приветливо поздоровался лихач, протягивая водительское удостоверение. - А в чем дело?
- В превышении скорости.
- Может, договоримся? Извините, товарищ лейтенант, больше не повторится. - Лебедев вытащил из бумажника стодолларовую купюру и вопросительно посмотрел на неподкупного служаку. Тот подчеркнуто безразлично отвел в сторону взгляд и от кожаной корочки, и от водителя. Андрей Ильич, облегченно вздохнув, протянул соблазнительную бумажку. - Спасибо большое, лейтенант! Постараюсь впредь не попадаться вам на глаза.
- Да уж, пожалуйста, - довольно хмыкнул мордатый, отступая в сторону с зажатым в кулаке чужим президентским ликом. - Сегодня не дежурство, а пытка. Народ просто оборзел, гоняют туда-сюда без всяких понятий. - Лебедев повернул ключ зажигания. - За пару часов до вас джип меня чуть не сшиб, сволочь! Я даже номер не заметил, с выключенными фарами гнал, гад! Передал своим ребятам по рации, может, достанут. Права, стервецы, покупают, а мозги-то не купишь. Сидит такой придурок в иномарке и мнит себя пупом земли, скотина! А честный человек разве может себе позволить джип? - Было очевидно, что настроение у "праведника" после короткого знакомства с очередным лохом улучшилось, и служивого потянуло на разговоры.
У Андрея Ильича неприятно засосало под ложечкой.
- Откуда, говорите, гнал этот мерзавец? - подыграл он в оценке неизвестного водителя.
- Да вон оттуда, - кивнул болтун в сторону, куда направлялся Лебедев. - Уж на что я привычный, а и то прибалдел, - простодушно откровенничал красномордый. - Мчался, как оглашенный, видно, бабу свою спешил с хахалем застукать.
- Наверняка, - поддакнул Андрей Ильич и тронулся, наконец, с места.
У подъезда новостройки, где в квартире Татьяны Лебедев поселил Аркадия с Голкиным, топтался начальник службы безопасности, рядом серебристым пятном сверкала новенькая "Ауди". Машины Игорь Кириллович любил, холил-нежил каждую, словно женщину, и, как женщин, часто менял. Увидев лебедевский "Мерседес", Семенов рванул навстречу.
- Привет, Кирилыч. Боюсь, сказать "доброе утро" нет повода.
- Здравствуйте, Андрей Ильич. Ничего на это ответить не могу, потому, как не знаю, что утеряно, а что цело.
- Конкретнее.
- Давайте поднимемся, Андрей Ильич, - предложил Семенов. - В принципе все спокойно, меня смущает только одно: открытая дверь.
Лебедев вспомнил мрачный прогноз и угрюмо двинулся к лифту.
Двадцатипятиэтажная кирпичная новостройка высилась почти у воды, где сливаются канал имени Ленина и Химкинское водохранилище. Вид с двадцатого этажа потрясал воображение, и Татьяна, замирая от восторга, счастливо тогда призналась, что о лучшем вряд ли можно мечтать.
- Плевать на низкие потолки, Андрюша, - ахала она, таращась блаженно на водный разлив. - Ты посмотри, какая сказка! Да за такой пейзажик на Западе слупили бы баснословные деньги, знаешь, как там ценится вид из окна?
Он знал, потому и подарил ей здесь уютную двушку. Теперь в этом уюте, кажется, происходили события, способные его собственную жизнь лишить всякого комфорта и покоя. Лебедев поклялся, что достанет "весельчака", затеявшего с ним грязную игру.
- Дом новый, Андрей Ильич, заселен восемь месяцев назад, - докладывал известные до оскомины факты Семенов. - Жильцы друг друга знают плохо, прийти и уйти незамеченным - раз плюнуть.
Лифт остановился перед знакомой дверью. На площадке было тихо, только чуть слышно гудела дневная лампа под потолком. Не снимая перчатку, Семенов осторожно нажал на дверную ручку и посторонился, пропуская шефа.
- Проходите, Андрей Ильич, - тихо пригласил он, подобравшись моментом, точно пружина.
В квартире было как в мертвецкой. Ни шороха, ни сопения спящих, ни храпа, ни любого другого звука - одна мертвящая тишина. И без осмотра ясно, что тут - ни живой души. Семенов включил свет, они прошли в комнаты. Идеальная чистота, порядок, даже постель Аркадия без единой морщинки, застелена будто минуту назад. Бывшая соседка Татьяны по студенческой общаге знала свое дело и деньги получала не зря. Совсем не к месту припомнился смущенный Танюхин вид.
- Андрюш, я понимаю, как ты не хочешь лишних свидетелей, но за Надежду я ручаюсь. Она - могила, никогда лишнего не сболтнет. А уж если предупредить, чтоб молчала, не скажет даже под пыткой.
- А кто будет пытать, я или ты?
- Честно, Андрюша! Мы уже договорились, что за пятьсот баксов Надька будет убирать дважды в неделю, - просветила Татьяна с виноватой улыбкой и споткнулась о лебедевский взгляд. - Хорошо, пусть один раз, но бабе надо помочь. Представляешь, ее муж, врач-реаниматолог, занялся бизнесом. Его, конечно, кинули, потом на счетчик поставили. Этот идиот влез в долги к бандитам, а сын...
- Не нагружай меня чужими проблемами, - резко оборвал он сердобольную дуреху. - Решила проявить благородство - воля твоя. Но подобных решений самолично, впредь, постарайся не принимать, если это хоть каким-то боком касается моих дел, ясно?
И тогда и, тем более, теперь Лебедев был уверен в своей правоте. Он привык сам все держать под контролем, бесконтрольные нити всегда плели пакости.
- Я тут особо без вас не шарил, - тихо докладывал Семенов, - но на первый взгляд все чисто. - Бывший фээсбэшник помолчал и нехотя признался: - Не нравится мне все это, Андрей Ильич, попахивает дурно. Уж больно опрятно кругом. Если кто здесь и побывал, то явно работали профессионалы: ни следа, ни пылинки за собой не оставили. - Начальник службы безопасности замялся, потом решительно добавил: - Похоже на похищение, Андрей Ильич. Кого-то увели отсюда и сработали очень аккуратно.
- Ты прав. В этой квартире жили двое моих ребят, одного надо было беречь как зеницу ока.
Семенов ничем не выдал своей реакции на признание шефа, молча ожидая дальнейших указаний. Андрей Ильич огляделся. Плотно сдвинутые тяжелые шторы не пропускали на улицу свет, но при желании легко догадаться снаружи, что внутри кто-то есть. Неожиданно откуда-то донесся едва слышный шорох. Семенов тут же застыл, предостерегающе подняв указательный палец. Шорох повторился, теперь к нему добавился странный придушенный писк, точно новорожденный котенок впервые пробовал собственный голос.
- Оставайтесь на месте, - шепотом приказал отставной подполковник гражданскому боссу и бесшумно выскользнул из спальни.
Лебедев затаил дыхание, внимательно прислушался - полная тишина, только кровь шумит в висках да семеновские шаги по-кошачьи шелестят где-то сбоку. Внезапно тишину взрезал резкий скрип, сменившийся страшным грохотом. Андрей Ильич рванул в коридор.
Одна дверца зеркального шкафа-купе врезалась в зеркало на противоположной стене, оставив от огромного сверкающего овала лишь деревянную раму, образовавшийся проем был усеян блестящими осколками. А у другой дверцы, сдвинутой влево, вполголоса матерился злобный Семенов, кляня на чем свет новомодную халтуру. Но не это потрясло ошарашенного шефа.
Его помощник держал в руках большой бесформенный предмет, закатанный в темное сукно, из какого шьют солдатские шинели. Верхним краем сантиметров на двадцать куль возвышался над семеновской головой, нижним не доходил до щиколоток.
- Уберите эту чертову дверцу, Андрей Ильич, - пропыхтел "добытчик", - я пройду.
Лебедев освободил проход, вернув зеркальную панель в вертикаль и придержав, чтобы Семенов с ношей мог свободно пройти. Затем, не мешкая, поспешил следом.
- Берите осторожно за верх, я придержу снизу, - распорядился помощник, - кладем аккуратненько на пол по моей команде. Рраз!
Андрей Ильич подхватил падающий на него край и бережно опустил на ковер. Что пряталось в суконном рулоне, при этом старался не думать.
- Будем надеяться, что не труп, - протелепатил Семенов, доставая из кармана перочинный нож. Дальше он действовал молча и сосредоточенно, как будто выполнял привычную работу. Разрезал скотч, склеивающий края, осторожно раскатал куль и неторопливо отогнул последний кусок.
С грязным кляпом во рту, закрытыми глазами, без кровинки в лице безжизненной тряпичной куклой на сукне валялся Васька. Из открытой раны на голове спускалась красная извилистая полоса, не успевшая потемнеть. Лебедев машинально опустился перед Василием на колени, попытался нащупать пульс. Внутри звенело пустотой и холодило, вызывая неприятные судороги в желудке. И еще страшно хотелось пить. "Проклятие, - подумал без вины виноватый, - почему в такие минуты на меня всегда нападает жажда?"
- Он жив, - доложил Семенов, отнимая руку от сонной артерии. - Но надо поторопиться, иначе парень преподнесет нам сюрприз, - потом вздохнул и неохотно добавил: - Надо бы милицию вызвать, Андрей Ильич. В больнице все равно будут пытать: откуда такая рана?
Лебедев молча кивнул на телефон, не бросая Васькину руку, словно не решался оставить беднягу без своей энергетики в надежде, что она подпитает чужое тело.
Голкина отвезли в больницу без проволочек. Пожилой врач гарантировать ничего не брался, но выразил слабую надежду, что все обойдется.
- Организм молодой, крепкий, может, и выкарабкается, - неуверенно пообещал он на пороге. - А вообще, грех говорить, но я доволен, что не зря приехали. Знаете, сколько иногда бывает ложных вызовов за дежурство? То пьянь какая "скорую" требует, то бабульки по каждому чиху - своими руками убивал бы таких!
С милицией оказалось сложнее. Молчаливый следователь вопросы задавал редко, но метко. Ответы выслушивал внимательно, не перебивал, не пытался загнать в ловушку, застать врасплох и всем своим видом выказывал желание помочь. К подполковнику ФСБ в отставке капитан милиции отнесся уважительно, но с ощущением собственного превосходства: бывших "конторщиков" презирал, полагая, что те продают свою честь за баксы.
- Говорите, они жили вдвоем? А где второй?
- У тетки в деревне, - не моргнул глазом Лебедев. - Я отправил его туда на каникулы. Парень много учится, устает, впереди выпускные экзамены. Пусть расслабится, отдохнет, попьет молока парного. - Андрей Ильич вдруг с ужасом осознал, что его понесло, но остановиться не мог. - Может, влюбится, буду только рад. Гормоны дадут мозговым извилинам передышку, согласны?
- Ну да, ну да, - задумчиво поддакнул следователь.
Из гостиной вышел грузный мужчина средних лет, с набрякшими под кустистыми бровями веками, в затрапезном коричневом свитере, линялых джинсах и небольшим чемоданчиком, полным криминалистических причиндалов. Свидетель дал себе слово: если все обойдется и эти ребятки не будут путаться под ногами, он одарит их приличной техникой. Отделения милиции родное министерство заботой не баловало. Эксперт подошел к следователю, что-то шепнул на ухо.
- Я подожду в машине, - закончила вслух линялая тумба и двинула к двери.
- А почему, извините, у вас о парне такая забота? - сочувственно поинтересовался дотошный ищейка. - Он вам родственник?
- Сын, - выпалил не задумываясь глава "Оле-фармы".
- Интересно, продолжайте.
- Незаконный, - продолжал нести ахинею "отец". - В молодости я любил одну женщину, она умерла.
- Давно?
- Что? Любил?
- Скончалась давно?
- Два года назад.
- И с кем жил ребенок?
- Естественно, с ней, - усмехнулся Лебедев.
- О сыне вы, конечно, ничего не знали?
- А вы, когда расстаетесь с женщиной, отрубаете хвост сразу или по частям?
- Наверное, вам покажется это смешным, но в моей жизни одна женщина - моя жена. И рубить я не могу, не выношу вида крови.
- Ваше счастье, - равнодушно пожал плечами легкомысленный человек.


Продолжение следует

Дата публикации : 04-01-2014 (Просмотров статьи : 414)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика