НОРМА - Забытый плен, или роман с тенью(22)
 
Забытый плен, или роман с тенью(22)

Т. Лучина


"Бойся своих желаний, ибо они исполняются"
Мудрость древних греков


Продолжение

Глава 11
- Очень карашо, sehr gut! - восхищенно цокал языком немец, листая страницы альбома. - Я думать, вы есть участвовать в нашем проекте, да!
В дверь позвонили.
- Кто это? - озадачился хозяин. - Я никого не жду.
- Я ждать, - успокоил гость. - Это ваш договор. Будем смотреть?
- Да, конечно. - Анатолий Федорович заторопился в прихожую и гостеприимно распахнул дверь, держа наготове улыбку.
На пороге стоял президент "Оле-фармы". Незваный гость бесцеремонно потеснил опешившего хозяина и вошел в квартиру.
- Постойте, вы кто? - опомнился Троицкий. - Что вам здесь нужно?
- А нужно нам совсем немного, - раздался за спиной голос без малейшего намека на немецкий акцент. - Поговорим, господин артист?
- Вам обоим лучше уйти, не то я вызову милицию!
- Неужели? - бросил через плечо тот, кто хуже татарина, без приглашения направляясь в гостиную. - О, да тут стол накрыт! Собираетесь обмыть новый контракт? А как же эликсир молодости? Уже растратили деньги от нашей сделки? Или все заграбастала любимая внучка? - Лебедев сел за стол, бросил в рот маслину из хрустальной розетки. - Поделитесь секретом перевоплощения, уважаемый Егор Дмитриевич. Если с вами поладим, так я могу звать вас Митричем, не так ли?
- Что вы городите?! Какой я вам Митрич?
- Такой, что убил Сашку, - невозмутимо просветил сзади "немец". - Четырехпалого, забыл?
- Вы лжете! - взвизгнул вдруг баритон. - Не знаю я никакого четырехпалого!
- Забыл, - искренне огорчился президент "Оле-фармы", потянувшись за второй маслиной. - Может, вы и фамилию свою не помните, господин Куницын? Так я приведу сюда тех, у кого память лучше. Например, Ивана Петровича Стригунова, руководителя отдела перспективных проектов, профессора, уважаемого человека. Он ведь первый вел с вами переговоры об "Антистарине", припоминаете? Когда прилетал в Майск по вашей же просьбе. А можно еще и других пригласить: внучку Полину, например, или...
- Хватит! Что я должен вам расс
казать?
- Правду.
В общих чертах правда оказалась предполагаемой. Польстившись на высокий гонорар и не вдаваясь в подробности, актер согласился сыграть в северном захолустье роль деда, целителя-самородка, изобретшего чудодейственный эликсир. Девушка, выдавшая аванс, за который в театре пришлось бы трубить больше года, вызывала доверие, версия о внезапной кончине родного дедушки, мечтавшего осчастливить человечество своим препаратом, показалась вполне убедительной.

- Понимаете, - глотала слезы необычный работодатель, - дедуля был удивительный человек, таких сейчас нет. Он всю жизнь посвятил созданию этого эликсира. Колдовал над отварами день и ночь, дом был забит доверху всякими травами. Вы не думайте, он не какой-нибудь там шарлатан! Он сельский врач, самый настоящий, какие в русской литературе описаны. Помните чеховского Дымова? Мой дед - его точная копия. К нему люди шли с рассвета до поздней ночи, никому никогда не отказывал, всех лечил.
- А почему бы вам самой не обратиться в какую-нибудь приличную фармацевтическую компанию? - рискнул потерять гонорар бестактным вопросом Троицкий.
- Да ведь дедушка уже вел переговоры с одной фирмой! Если они узнают, что дед умер, украдут препарат. Пообещают золотые горы и обманут. Сами знаете, в какое время живем, ничего нет святого. У нас богатыми становятся только воры да жулики, честному человеку нигде не пробиться.
"Это правда", - мысленно поддакнул артист, чьи способности пасовали перед наглостью и нахрапом бездарей.
- Да и не понимаю я в этом ничего, из меня бизнесмен - как из мыши слониха.
- Но если ваш родственник уже с кем-то встречался, подмену тут же заметят и...
- Так вы с дедом как две капли воды, - перебила просиявшая внучка, - в том-то все дело!
Лебедев, слушавший наивную сказку, не сдержался:
- И вы поверили?
- А вы бы нет? - огрызнулся Анатолий Федорович.
- К Аполлинарии специально тогда нагрянули? Знали, что я там?
- Она просто позвонила, попросила привезти продукты. Сказала, что заболела, а у нее случайный гость из Москвы. Случайно этим гостем оказались вы.
- Слишком много случайностей, - проворчал Голкин.
- И вы закрыли на них глаза, - подытожил Андрей Ильич.
- За тот гонорар, что мне заплатили, я закрыл бы не только глаза, но и рот с ушами. Я, между прочим, никого не грабил, не убивал. Я - артист, меня попросили подыграть - я подыграл. Какие ко мне претензии?
- Как случился пожар? - Василий лениво подтянул к себе стул и пристроился рядом с шефом.
- Грабитель залез в дом. Мы собирались уже уезжать. Полина заскочила в туалет на дорожку, а я прикуривал сигарету. Вдруг откуда ни возьмись эта сволочь. Тычет мне в спину ножом да еще советует не волноваться. Я сам чуть не обмочился со страху, думаю: пропади они пропадом, эти деньги! И тут сзади как грохнет - Поля шарахнула поленом бандита по голове. Он тут же рухнул, мы убежали. Вот и все.
- Так сразу и убежали?
- Не сразу.
- Пытались поднять беднягу, привести его в чувство, выяснить, может, он заблудился и по ошибке попал в ваш дом?
- Не ерничайте, - осадил "немчуру" хозяин. И мстительно добавил: - Фигляр!
- Ведите себя прилично, господин артист, - сдержанно посоветовал Лебедев. - Продолжайте, у нас не так много времени.
Троицкий дернулся достойно ответить и этому, но, прикинув соотношение сил, решил не ерепениться.
- Это была самооборона, ничего больше. Не полез бы в чужой дом - не получил. Когда он упал, мы сразу поняли, что Полина перестаралась. Пульс не прослушивался, кровь хлестала из раны. Оставлять его в доме не стоило, перетащили в баню.
- Зачем?
- Все складывалось само собой и весьма неплохо для нас. Мне все равно надо было как-то исчезнуть, не мог же я всю оставшуюся жизнь играть этого деда? У меня и без того в театре полно ролей.
- Именно поэтому вы схватились за мое предложение, - съязвил "немец".
Актер смерил "представителя „Бабельсберга" презрительным взглядом, не унизив себя ответом.
- Значит, труп принял у вас эстафету с подменой покойного деда, так? - вернул к теме Лебедев.
- Выходит, так.
- Но для чего этот цирк с перетаскиванием?
- Неужели не ясно? Старый человек надумал глядя на ночь попариться в баньке - стариковская причуда, известное дело. Но со стариками вечно проблемы: сердце прихватило, неплотно прикрыл печную дверцу, в результате вывалился уголек, нечаянно поскользнулся, упал и отключился. Бог ты мой, да мало ли что?! Деревенские бани горят как свечки! А сгоревшие дома всегда вызывают любопытство, милиция может заинтересоваться.
- Она и заинтересовалась. Дом-то тоже сгорел, - просветил невозмутимо "немецкий киношник". - Кто додумался до второй подмены? Вы или Полина?
- Поля среагировала на ситуацию мгновенно, тут же нашла выход. Я, признаться, растерялся. Языки пламени уже лизали входную дверь. Надо было действовать, не размышлять, иначе и нас поглотил бы огонь.

Актерская выспренность вызвала у Василия саркастическую усмешку. Он повторил свой вопрос:
- А пожар-то как случился?
- Да что вам дался этот пожар! - взорвался Троицкий. - Ваш дом сгорел, что ли? Я же говорю: собирался прикурить. Когда бандюга упал, задел бутыль с керосином в углу, она разбилась. А у меня спичка не успела погаснуть, от неожиданности я ее уронил, все вспыхнуло в секунду.
- Это что ж за спички так долго не гаснут? - не отлипал белобрысый зануда.
Анатолий Федорович бросил высокомерный взгляд на неприметную моль.
- Я - артист, милейший, и поверьте: далеко не худший. Свой образ продумываю до мелочей. Если играю аристократа - курю сигары, а если таежного лекаря - папиросы "Прима" и пользуюсь при этом охотничьими спичками, понятно?
- А я ничего не играю, - ухмыльнулся Василий, - но такие, как вы, верят мне почему-то с полуслова.
Разговор грозил перейти в перепалку. Лебедев поднялся со стула. В целом все ясно, кроме одного: происхождение препарата. Однако эту тайну, похоже, пока не раскрыть.
- Мы хоть и поладили, но Митричем вас звать мне почему-то не хочется. Желаю более удачного применения вашему таланту, Троицкий. Жизнь - не театр. Откройте дверь. - Спрашивать у этого глупого, самодовольного лицедея адрес Аполлинарии не было смысла. Бутафорскими штучками обставляют спектакль, откровенничать с ними никто не намерен.
...Егоринская затея с продажей акций оказалась не трепом. Через пару недель после разговора в лебедевском кабинете Евгений снова подошел к партнеру и, пряча глаза, заявил, что нашел покупателя. Андрей Ильич молча смотрел на безразличного ко всему человека в мятом мешковатом костюме, плохо выбритого, с похмельной тоской в глазах - с таким не то что вести дела - разговаривать не хотелось.
- Что ты молчишь, Андрюха?
- С тобой беседовать бесполезно. Решил - делай. Готовь бумаги, я подпишу. Надеюсь только, твой покупатель не окажется вторым Моисеевым.
- Думаешь, мне по херу, что будет с нашей компанией?
- Уверен.
- Послушай, ну не могу я больше тут находиться, обрыдло все! Слинять мне надо отсюда, понимаешь?! Иначе сопьюсь или сам в петлю полезу.
- Нет, это ты послушай, - процедил сквозь зубы доведенный до белого каления Лебедев. - Помнишь Полину? Думаешь, мне тогда легко было? Но я вкалывал как проклятый, не давил ни на чью жалость, нюни не распускал и топил свое горе не в водке, в работе. А ты с соплями все никак не расстанешься, спиваешься, лелеешь свою беду, как потаскуха - непорочное детство. Да еще требуешь от меня понимания? Пошел вон из моего кабинета, предатель!
- Во мне, наверно, много пороков, - побледнел Егорин, - но предательства среди них нет, это точно. - Тяжело поднялся со стула и, глядя исподлобья на старого друга, добавил: - Жду месяц. Если за это время не надумаешь выкупить мою долю за... - он назвал сумму в четверть истинной стоимости пакета акций, - продам другому. Не упусти свой шанс, Андрей. Может, этот тот самый случай, про который говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло. Ты же деловой человек, вот и подумай о деле. А я выдохся, извини, - и вышел из кабинета, хлопнув впервые дверью.

* * *

Здесь президент "Оле-фармы" не был целую вечность. Не явился бы и сегодня, не будь на то серьезная необходимость.
В привычном уютном зале все как обычно. Знакомые лица, позвякивание столовых приборов, сдержанный смех, негромкая речь, приветливые восклицания и улыбки - уютная расслабляющая атмосфера. Но он пришел не расслабляться - работать.
Гуревич наслаждался десертом. Лев располнел еще больше. Грузное тело с грехом пополам помещалось на стуле, глаза превратились в щелки, гладкое румяное лицо стало похожим на пышную женскую грудь, туго обтянутую атласом. Банкир сиял и лучился довольством. Андрей Ильич в который раз поразился сходству этого человека с котом, выцарапавшим себе право на сладкую жизнь.

- Не много ли крема? - улыбнулся Лебедев, пожимая протянутую для приветствия пухлую руку.
- В самый раз. Где пропадал?
- Деньги кнутом загонял, - отшутился товарищ по клубу, присаживаясь на соседний стул.
Гуревич понимающе кивнул и, не отрываясь от торта, щелкнул пальцами. Рядом тут же выткался официант.
- Сто, как всегда, и... - Сладкоежка задумался, грустно разглядывая дно десертной тарелки с остатками крема, на его лице явно прочитывалась внутренняя борьба. Поколебавшись, вздохнул, бросил короткое "Все" и откинулся на спинку стула, довольный своей победой над искушением.
- А вам, Андрей Ильич? - повернулся к другому клиенту официант. - Выбрали что-нибудь? Сегодня очень вкусная телятина с трюфелями.
- Ерунда! - презрительно фыркнул Лев. - Возьми лучше утку, не пожалеешь.
- Я, пожалуй, обойдусь десертом и кофе. - Лебедев невозмутимо посмотрел на симпатичного малого, не сумевшего скрыть изумление. - Принеси-ка мне, Олег, то же самое, что заказывал Лев Борисович, да кофе покрепче.
Официант послушно кивнул и испарился. Гуревич одобрительно хмыкнул.
- Высшая мудрость - различать пользу и вред! Мозги следует подпитывать углеводами, а не слушать недоумков, которые вопят на каждом углу, что сладкое вредно. - Певец углеводов вгляделся в сидящего напротив Лебедева, потом усмехнулся и предложил:
- Давай попросту, без экивоков. Я же отлично понимаю, что твоя попытка давиться тортом означает желание мне подыграть. Что нужно?
- Кредит.
Банкир вмиг подобрался, от разнеженного довольства не осталось следа. Кот нацелился на добычу и выпустил коготки.
- Сколько?
Лебедев назвал сумму.
- Активы?
- Тебе известны.
- Забыл.
Президент "Оле-фармы" терпеливо перечислил все, чем владел.
- Когда надо?
- Вчера.
- У нас повысилась процентная ставка.
- На сколько?
- На два.
- Согласен.
Гуревич задумался, прикидывая что-то в уме.
- Завтра как раз правление. Позвони в три.
- Договорились.
- Вот и ладненько. - Лев отхлебнул принесенный коньяк, блаженно прищурился и снова превратился в заласканного всеми котяру, чье счастье заключалось в миске сливок и мягкой подушке.
Через пару недель сделка была оформлена. Двое соучредителей "Оле-фармы" подписали необходимые документы, интересы третьей представлял адвокат. Егоринский счет в одном из швейцарских банков пополнился кругленькой суммой.
...Прощались друзья с холодком. Один не мог простить слабости, другой - бесчувственной силы. Глядя на Женьку, когда-то полного энергии и оптимизма, Лебедев засомневался, что тот сумеет открыть новое дело, мелькнула мысль: пропьет.
- Не передумал с отъездом?
- Нет. - Евгений достал из кейса бутылку виски, водрузил на стол. - Выпьем, а то как-то не по-людски.
Лебедев молча кивнул. Выпили, обошлись без закуски.
- Еще?
- Валяй.
Чокнулись, синхронно опрокинули залпом бокалы, не чувствуя вкуса, будто пили дешевую самогонку. Лебедев вдруг почувствовал острую жалость к бывшему партнеру.
- Поминай меня лихом, Андрюха.
- Решил вместо попа заупокойную по себе отслужить?
Старый друг усмехнулся:
- Злой ты стал, Андрей. Злой и несправедливый. Тебе бы влюбиться, что ли? - "Советчик" одним щелчком выбил сигарету из пачки, закурил. - Слушай, все забываю спросить: помнишь, тут у тебя чеканка висела, почему ты ее убрал?
- С чего ты вдруг о ней вспомнил?
- Да так, - неопределенно ответил Евгений, - было бы интересно посмотреть на чеканщика.
- Зачем?
- Мужик, мне кажется, занятный, подобных сейчас редко встретишь.
- А если чеканила женщина?
- Шутишь? Бабе такое не по зубам. Хотя черт их знает... Иногда бабы оказываются совсем другими, чем мы их себе представляем. Во всяком случае, я бы не прочь с этим художником пообщаться. Ладно, давай посошок на дорожку. - Евгений разлил по бокалам виски. - А знаешь, после Инкиной смерти у меня появилось вдруг ощущение, будто с каждым днем я двигаюсь во времени не вперед, а назад, к началу, когда ничегошеньки вокруг себя не понимал. Хотя как каждый сопляк, конечно, воображал, что знаю все лучше других. С тобой такого не случалось, Андрюха? Когда просто физически ощущаешь, что топаешь туда, откуда начинал пробежку. Не бывало, нет?
- Нет.
- Так я и думал. Ты ни в чем не сомневаешься, точно знаешь, куда идти. Если б не вы с Аркашкой, я, скорее всего, был бы сейчас у кого-нибудь на побегушках и сверкал голой задницей.
- Самоуничижение паче гордости.
- Сейчас у меня задница, слава богу, прикрыта, - пропустил мимо ушей короткую реплику Женька, - а вот душа совсем голая, совершенно... И вот что интересно, Андрюха: как заглядывал я тебе в рот, когда было мне двадцать, так и в сорок продолжаю. И тогда мне было любопытно, что у тебя на уме, и сейчас. И мальчишкой я ни хрена о тебе не понимал, и теперь моих знаний не прибавилось ни на йоту, хоть отшагали мы с тобой вместе немало. - Он хитро прищурился. - Вот скажи, только честно: о чем ты сейчас думаешь?
- Думаю, что рабочий день кончен, а у меня еще дел до черта.
Евгений невесело усмехнулся:
- Хотелось бы мне посмотреть на тебя лет через десять, да вряд ли это получится. Ладно, Андрей Ильич, будь, дорогой! Может, еще когда пересечемся, хотя лично я этому верю слабо, - небрежно ткнулся своим бокалом в лебедевский, опрокинул в себя залпом "Black label", поднялся, слегка пошатнулся и, стараясь твердо ступать, двинулся к двери.
- Может, дать водителя?
- Бывало и хуже, - а у порога оглянулся и с пьяной ухмылкой добавил: - Будем считать, задушевной беседы не получилось. Может, оно и к лучшему, налегке отчаливать легче. Бывай! А на чеканочку ту поглядывай чаще, не повредит: пьющие люди пьянеют быстро и часто несут чепуху, пыжась казаться глубокомысленными.

...Через неделю Егорин вылетел в Мадрид. В аэропорту Шереметьево за пассажиром незаметным хвостом болтался белобрысый малый, с виду похожий на моль. Убедившись, что самолет взлетел, моль вытащила мобильный, постучала по кнопкам и доложилась, что все в порядке.


Продолжение следует

Дата публикации : 05-03-2014 (Просмотров статьи : 386)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика