НОРМА - ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР
 
ОТКРОВЕННЫЙ РАЗГОВОР

ЕЛЕНА ШЕРМАН


Оказывается, к боли можно привыкнуть. К постоянной, не отпускающей даже во сне боли за грудиной и к ощущению, что кто-то сдавил тебе горло руками в железных рукавицах. Не вдохнуть полной грудью, не отдышаться. И не закричать.
Конечно, есть врачи с их сложными приборами, есть аптеки с лекарствами, но названия этой боли не отыщешь в медицинских книгах, и таблеток от нее еще не нашли. Эта боль появляется в то мгновение, когда муж - самый родной человек, с которым прожито вместе больше, чем без него - в ответ на вырвавшийся в минутном порыве вопрос "У тебя что, кто-то есть?" отвечает "Да. Но я не хочу об этом".
Несколько раз она пыталась продолжить разговор, а потом сломалась. Впрочем, много из мужа вытрясти не удалось: он сказал лишь, что не намерен разводиться ("меня все устраивает") и нехотя подтвердил ее догадку ("Да, это Таня").
Следующий шаг за ней, и она неотступно думала об этом все время бодрствования. Внешне в ней ничего не изменилось: она все также вставала в семь, готовила завтрак мужу и сыну, красила ресницы, ехала на работу, включала компьютер, отвечала на звонки, обедала с коллегами, кивала головой в ответ на замечания начальника, заходила после работы в супермаркет, готовила ужин, загружала в стиральную машинку белье - но внутри больше не осталось ничего, кроме боли.
Может, если бы она рассказала кому-нибудь, ей стало бы легче - но она не могла. С самого раннего детства все свои беды она переживала молча - стойкая оловянная солдатка, идущая по жизни с высоко поднятой головой. Да и кому рассказать? Сыну? Зачем ему эта травма в его неустойчивые 15? Сестре? Что ей может посоветовать сестра? Развестись? Оригинальный совет, ничего не скажешь. Рассказать подругам - обрадовать их, поднять тонус. "Надо же, а мы считали вашу семью идеальной…." К черту, к черту всех советчиков. Со всеми своими проблемами она справлялась сама, справится и с этой. Когда боль хоть немножко отпустит.
Но когда ей внезапно стало нехорошо в пустом офисном туалете -накатила мгновенная дурнота с туманом в глазах и так же внезапно прошла - она поняла: надо что-то делать, иначе эта боль сожрет ее с потрохами. Сложившаяся ситуация убивает ее в прямом смысле слова, значит, больше бездействовать нельзя. Надо что-то предпринять прямо сейчас, сию же минуту; надо прорвать эту блокаду, эту осаду черных мыслей и черных эмоций, в которую она загнала себя сама.
Например, поговорить с разлучницей.
По капризу судьбы, она знала, где живет Таня, во всяком случае, жила 2 года назад, когда еще работала вместе с ее мужем. Улица Короленко, дом 36, на 4-м этаже.
Вечер пятницы - прекрасное время для визита, правда, непредвиденного, но что ж: захотела кататься, то есть быть любовницей - придется и саночки повозить. Правда, она не знает квартиры, но ничего, она не остановится перед тем, чтобы позвонить во все квартиры на 4 этаже. И если есть на свете справедливость, она застанет любовницу мужа на месте.
Справедливость, видимо, есть: дверь первой же квартиры у лифта ей открыла Таня. Странно: съедавшая ее боль как будто немного уменьшилась при виде невыразительного, бледного лица в очках, обрамленного тускло-серыми, мышиными волосами. На лице было написано недоумение: кто это и зачем пожаловал?
- Я Мария, жена Андрея, - представилась она и сделала шаг вперед. - Вы меня, верно, забыли, а я вас помню.
- Добрый вечер, - сказала Таня негромко, но без тени смущения. - Что-то случилось?
- Позволите, я пройду. Тут небольшой разговор есть.
- Да, конечно.
Обе женщины прошли на кухню, сели за небольшой стол. Хозяйка не предложила чаю, гостья вопреки женской привычке не обратила внимания на убранство и чистоту кухни. Впрочем, тяжкое молчание не затянулось.
- Андрей сказал мне, что вы его любовница, - выдохнула она, впившись глазами в бледное лицо. - Это правда?
- Ну, если он сказал, - пробормотала Таня, отводя глаза.
- Хорошо, что не отрицаете. И давно это у вас?
- А какая разница?
- Мне есть разница. Давно?
- Ну, два года…
- Два года, - прошептала она. - А я заметила только два месяца тому. Хорошо же вы шифровались. Как разведчики. И что теперь?
- А что теперь? - Таня говорила так, словно речь шла не о ее жизни, а о яблонях на Марсе. - Вы напрасно себя изводите: Андрей из семьи не уйдет.
- Как мило, вы на него не претендуете, - попыталась улыбнуться она и вдруг увидела нож. Маленький кухонный нож лежал на тарелке с красными яблоками в 10 сантиметрах от ее руки. Лезвие совсем короткое, но если ткнуть им в сонную артерию, то жизнь выйдет, вырвется наружу кровавым фонтаном.
Она никому не говорила, что идет сюда. В подъезде она никого не встретила. Никто и не узнает…
"Господи, я схожу с ума", - подумала она и провела рукой по лбу, холодному, как у мертвеца.
- Слушай, ты, мокрица, я не спрашиваю, есть ли у тебя совесть и все такое, - она поднялась и встала над тщедушной Таней как скала всеми своими ста восьмидесятью сантиметрами. - Ясно, что нет. Но я предупреждаю: если ты еще раз подойдешь к моему мужу, я тебя на куски порву…
Вопреки ожиданию, в глазах Тани мелькнул не страх, а смех - и тут она сорвалась и вцепилась мерзавке в волосы.
- Убью, убью, - бормотала она, стаскивая Таню со стула. Ей удалось повалить соперницу на пол и навалиться на нее всем своим весом.
- Удушу как курицу… - и Таня и впрямь угрожающе захрипела.
- Пусти, сумасшедшая, между нами ничего нет!
- Врешь!
- Не вру! - здесь Таня, изловчившись, ударила ее снизу в челюсть, и резкая физическая боль затмила душевную. Она ослабела, и Таня сбросила ее с себя.
- Сейчас милицию вызову! - уг
рожающе заявила хозяйка дома.
- Вызывай кого хочешь, - прошептала она и, сидя на полу, заплакала. Все силы разом покинули ее.
Вопреки угрозе и здравому смыслу Таня никуда звонить не стала. Она остановилась у стола и с минуту смотрела на поверженную соперницу, а потом тихо сказала:
- Простите меня.
- Поздно, - махнула она рукой.
- Нет, вы не понимаете, - склонилась над ней Таня, - я не за измену прошу прощения. Я в самом деле никогда не спала с Андреем.
- А кто спал?
- Мой брат.
Сказанное не сразу дошло до нее, а когда дошло, она не поверила.
- Ты это придумала, чтобы я от тебя отвязалась…
- Ничего я не придумала. Мне самой надоела эта идиотская роль - ширмы, прикрытия, не знаю чего! Я запретила им встречаться у меня дома, но Андрей упросил меня - если что - говорить всем, что у него роман со мной, а не с Виктором.
- Зачем?!
- Ты сама знаешь, что связь с мужчиной в его структуре вызовет скандал. И Андрей сам не готов признать открыто…
Она тяжело поднялась, опираясь рукой о стену.
- А если я потребую встречи с твоим братом?
- Бога ради, встречайся. Он свою ориентацию не скрывает.
- Где же они познакомились?
- Да у меня и познакомились, на дне рождения.
- И как это произошло?
- Витя вообще обаятельный… Но, если честно, подробностей я не знаю. В общем, мне кажется, тебе надо откровенно поговорить с Андреем.

Дата публикации : 24-06-2014 (Просмотров статьи : 349)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика