НОРМА - МАЛЕНЬКОЕ ЧЕРНОЕ ПЛАТЬЕ
 
МАЛЕНЬКОЕ ЧЕРНОЕ ПЛАТЬЕ

ЕЛЕНА ШЕРМАН


Это была любовь с первого взгляда, с того самого мгновения, как только Светлана увидела это платье в витрине бутика. Очень простое, очень стильное, классическое - длина до колен, облегающий силуэт, округлый вырез, и - легкие шифоновые рукава, небрежно ниспадающие вниз и обнажающие предплечья, потому что верхняя их часть не пришита. В рукавах вся изюминка, но не каждый, точнее, не каждая ее поймет - это сексуальная и небанальная деталь рассчитана на даму с тонким вкусом. Светлана себя таковой считала, не без некоторых на то оснований.
В магазине, однако, ее восторг угас: слишком дорого. Две тысячи триста - да это практически вся ее месячная зарплата! Правда, в платяном шкафу, на верхней полке под старой подушкой запрятана скромная тысячегривневая заначака, и если взять ее, и еще одолжить у сестры гривен семьсот, то, пожалуй, можно будет и купить, если, конечно, это платье продержится в бутике до зарплаты. "И думать не смей!" - тут же мысленно прикрикнула на себя Светлана - так, как бывало кричала на нее мать. В самом деле, покупка вещи не то что не первой необходимости, но вовсе ненужной при ее скромных доходах была чистейшей глупости чистейшим образцом.
Неделю до зарплаты Светлана маялась, дважды заходила в бутик - один раз примерить (и конечно же, платье село как влитое), второй раз - просто так, убедиться, что оно еще не продано; а потом одолжила деньги, вытащила заначку, добавила почти ползарплаты - и купила.
Дело в том, что Светлана собиралась совершить еще одну глупость. В июне ее однокурсники наконец-то собрались встретиться - как-никак 10 лет прошло после окончания университета, юбилей! Среди тех, кто придет отмечать первую круглую дату, будет и ее бывший муж - и бывший однокурсник. На четвертом курсе они поженились, прожили вместе пять лет, а потом Андрей собрал вещи и ушел. Он не хотел озвучивать причину, но она настояла - и зря, конечно. Андрей уходил не к другой, и уж Боже упаси не к другому. Он уходил от нее.
- Хочешь правду? Ты - болото. Ты никогда не умела зажечь, вдохновить, в тебе нет энергии. И рядом с тобой я становлюсь таким же - безынициативным, комнатным, вялым. Помнишь эту песню Макаревича? "И жизнь его похожа на фруктовый кефир". С тобой я никогда ничего не добьюсь.
Потом она несколько лет придумывала достойные ответы (тогда, конечно, она не нашла слов) - пока не узнала, что Андрей и впрямь пошел в гору после развода. Он занялся бизнесом, разбогател, купил дом за городом и джип, достиг того уровня, о котором давно мечтал - и женился вторично, на совсем молоденькой и тоненькой, родившей ему сына. Как ни крути, получалось, что он оказался прав - это она, Светлана, тормозила его взлет, она - вечная неудачница, притягивающая одни пакости судьбы. И наступило глухое, черное время самобичеваний, самоуничижения и самопрезрения.
Из депрессивного периода Светлану вывела, как ни странно, смерть матери. Она словно опомнилась и успокоилась. Но по-прежнему Андрей оставался частью ее мира, и развод их состоялся только для него одного. Светлана продолжала думать о нем, вспоминать, мысленно спорить, наконец, жаждать взять реванш - и все эти годы, по сути, не жить своей жизнью.
И сейчас она отлично понимала, что вся это затея со встречей однокурсников - ерунда, что даже если она сразит Андрея своим видом (а ей хотелось именно сразить, наповал!), в ее жизни ни-че-го не изменится. Не вернется он к ней. И даже нового романа не вспыхнет. Может, мелькнет на миг сожаление - а красивую я бабу бросил в свое время! - и тут же сменится успокоением: ну и слава Богу, что у нее все хорошо и она отлично выглядит. Вот и все.
Мы всегда все понимаем. Но слушаем не разум, а глупое, глупое сердце.
Полмесяца Светлана питалась ячневой крупой и пшенной кашей - не из любви к кашам, конечно. На работу пришлось ходить пешком. Но зато 23 июня - в тот самый день - она вышла из подъезда и впрямь королевной. Соседка Тоня, ученица парикмахерской школы, бесплатно уложила ее густые светлые волосы в стиле "ретро" - волнами, и накрасила почти профессионально. Черные туфли были, правда, старые, но смотрелись прилично - классические лодочки. Ну, а платье было выше всех похвал. Ощущая себя молодой, элегантной, изящной, Светлана села в потрепанную девятку наемного такси так, как кинозвезда в личный лимузин. Не столько от косметики и наряда, сколько от предвкушения праздника - сердце билось, как в далеком отрочестве - она удивительно похорошела, и таксист всю дорогу поглядывал на нее с интересом.
Ресторан бывшие однокурсники выбрали загородный, но не очень дорогой. В зал, отделанный, как водится в таких заведениях, деревом, Светлана не вошла, а вплыла, думая, разумеется, только об одном человеке. За длинным столом, покрытым темно-красной нарядной скатертью, уже собрались практически все: и Динка, и Маша Авдеева, и Генка Потапенко, и Антон, и Лера с Сергеем, и Петухова, и Антонюк, и Сашка Елизаров - все, кто смог придти и приехать, кроме Андрея.
Она произвела впечатление - это было заметно. Но ее не интересовало ничего, и кусок - кстати, вкусный кусок - не лез в горло. И безумно хотелось спросить прямо - где Андрей, и нельзя было - ведь она делает вид, что у нее все прекрасно и она и думать о нем забыла.
Господи, какая глупая, какая ничтожная роль.
Сначала много пили и жадно ели, потом, отяжелев и захмелев, стали говорить громко, перебивая друг друга. Как мало меняются люди со временем, и Динка все такая же хохотушка, а Генка Потапенко все такой же похабник. Но где же Андрей?
- А где Андрей? - неожиданно спросил молчаливый Елизаров.
- Он с женой в Тунис улетел, очень извинялся и передавал всем привет, - пояснила Маша Авдеева, бывшая староста их группы, организовавшая это мероприятие.
Светлана чуть не подавилась шампанским. До последнего она все ждала, что дверь откроется и он войдет. Дура! Идиотка! Стоило тратить деньги и время, стоило… Внезапно горло сдавила судорога, и она быстро вышла из-за стола - только этого не хватало, разреветься на людях.
Несколько минут она плакала в туалете, потом взяла себя в руки, подправила поплывший макияж и вызвала по мобильному такси. Надо продержаться еще полчаса, полчаса, пока не приедет машина, а там она наплачется вволю.
В зал Светлана вернулась почти спокойной, и тут ее на полпути к столу перехватил пьяный Потапенко:
- Светка, давай станцуем вальс.
- Генка, оставь меня в покое, из тебя плохой танцор.
Но он потянул ее за руку, она инстинктивно дернулась и налетела на официанта, который нес на подносе две пиалы с грибной юшкой. Дальше все произошло как в очень плохом кино: официант не удержал поднос, и юшка вылилась на нее, на новое платье. Юшка была недостаточно горячая, чтобы обжечь тело, но платье испортило мигом. Конечно, оно отстирается, но это будет потом, а сейчас Светлана плюхнулась на чужой стул и заревела.
Такси приехало с опозданием, и всем хватило времени, чтобы насладиться зрелищем. Но на этом Светланины беды не кончились: ей не хватило денег, чтобы доехать на такси до дома - она не учла, что после десяти вечера у этой публики начинается "ночной тариф". Таксист высадил ее на автобусной остановке, почти безлюдной в это время. Начинало темнеть и неприятно свежеть - она почти замерзла в своем тонком, нарядном, ненужном, залитом юшкой, испачканном черном платье. На лице ее почти не оставалось косметики - смыла всю примитивно, мылом в туалете ресторана перед выходом, потому что поправить уже было невозможно; "волны" волос развились и растрепались. И глаза погасли.
Одинокая грустная женщина в черном платье на пустынной июньской улице.
- Вас подвезти? - она и не заметила, как возле нее затормозила машина - так ушла в свои мысли.
Первым побуждением - инстинктивным - было отказаться, но, увидев приличного и вроде совершенно трезвого мужчину за рулем, она махнула рукой - будь что будет, и открыла дверцу.
- Из гостей возвращаетесь? - спросил он, нажимая на газ.
- Со встречи однокурсников, - ответила она слабым голосом.
- Что-то рано, - улыбнулся мужчина. - Мы в прошлом году до утра сидели.
- Настроения не было.
- Бывает. Вас как зовут? Я - Андрей.
- Как? - вырвалось у нее. - Опять?
- Гм, - деликатно хмыкнул мужчина, - если я верно понял, в вашей жизни уже был какой-то Андрей? И насолил он вам изрядно. Но я - не он, присмотритесь.
Она присмотрелась и увидела веселые, совсем молодые синие глаза, смотревшие на нее с восхищением.
- Не похожи, да, - признала Светлана. - И что?
- Ничего, просто скажите свое имя.
- Ну, Светлана…
Мужчина за рулем расхохотался так, что она вздрогнула.
- Простите, - пробормотал он, вытирая выступившие в уголках глаз слезы.
- Просто Светланой звали мою бывшую жену.



Дата публикации : 26-08-2014 (Просмотров статьи : 328)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика