НОРМА - ТРИ ДЕВИЦЫ ПОД ОКНОМ (2)
 
ТРИ ДЕВИЦЫ ПОД ОКНОМ (2)

ЕЛЕНА ШЕРМАН
(продолжение)

Подруги Вероники тем временем были заняты собственными знакомствами. Жизнерадостная Лина, не пройдя и ста шагов, пристала к небольшой толпе, наблюдавшей за представлением уличных акробатов. Не то чтобы ее так сильно интересовали акробаты, но очень уж тяжело с весом 85 кило ходить по сорокаградусной жаре. А здесь Лина прекрасно пристроилась в тени рекламного стенда и могла перевести дух. Впрочем, не одна она искала в тени спасение от зноя: вскоре рядом встал мужик лет пятидесяти в рубашке хаки и темных очках. Он раз скосил глаза на стоявшую рядом женщину, второй раз взглянул и наконец заговорил так, что при желании его слова Лина могла считать обращенными к себе, а при желании - театральной "репликой в сторону":
- А ведь это тоже труд - так вертеться.
- Конечно, труд, - охотно откликнулась Лина. - И не каждому доступный. Я б, например, с моими габаритами, могла б разве что деньги в шляпу собирать. Кстати, надо будет им дать что-нибудь…
- Ну что вы, у вас прекрасная фигура. Рубенсовская.
Лина взглянула на красное лицо, дышавшее простодушием и дружелюбием: вроде говорит искренне.
- Рубенс сейчас не в моде.
- Тем хуже для моды! Кстати, позволите, я за нас двоих заплачу, - акробаты тем временем закончили представление и тоненькая гибкая девушка принялась обходить публику.
- Пожалуйста, - улыбнулась приятно удивленная Лина.
- Меня зовут Павел Андреевич, а вас?
- Э… Лина. Просто Лина. По имени-отчеству мне еще рано, - закокетничала Лина.
Павел Андреевич широко улыбнулся, словно соглашаясь, что рано, и в углу его рта тускло блеснул золотой зуб.
- Пройдемся? - предложил он, и Лина охотно согласилась: одно дело самой бесцельно мерить набережную в жару, и совсем другое - прогуливаться в мужском обществе.
Новый знакомый оказался человеком весьма словоохотливым, так что Лине почти не пришлось говорить.
- Давно здесь? Первый день? То-то вы такая беленькая… А я уже три дня отдыхаю. Может, на неделю задержусь, может, дольше… Работа у меня такая - ничего нельзя знать заранее. В любой момент могут позвонить… Видите, я мобильный в нагрудном кармане ношу, чтоб в любом шуме расслышать звонок. Вы не трудоголик, нет? А я вот трудоголик. Кроме работы у меня мало что есть в жизни. Свою семью не создал, родители умерли… Из родных одна сестра, и та живет далеко, видимся редко. Почему не создал семью? Из-за той же работы. Знаете, бывают профессии, в которых проще быть одиночкой.
Одет Павел Андреевич был весьма непрезентабельно: рубашка и шорты изрядно поношены, на ногах - дешевые шлепанцы, обутые на серые синтетические носки. Впрочем, не только одежда свидетельствовала не в его пользу: весь вид нового знакомого говорил если не о бедности, то об отсутствии значительного достатка. Оставалось предположить, что Павел Андреевич самоотверженно трудится исключительно за идею - или, получив зарплату, немедленно переводит 80% из нее в фонд спасения китов или общество развития народных промыслов. К счастью для Лины, у нее существовало стойкое предубеждение против "приглаженных мазунчиков", как она называла мужчин, заботящихся о своей внешности.
- А вы кем работаете?
Лине не хотелось выкладывать свою прозаическую бухгалтерскую профессию, и она решила поинтриговать:
- Я по финансовой части.
- Финансовый аналитик?
- Ну… около того.
- Уважаю. Вы знаете, я сразу почувствовал в вас незаурядную личность. В вас есть что-то необычное, что бывает только в наших женщинах. Вроде такая мягкая, ласковая, нежная, - и в то же время твердая, как скала. Ива, которую ураган согнуть не может, а ласковое прикосновение заставляет трепетать.
- Ой, вы и скажете, - отмахнулась Лина, которой было очень приятно.
- Да, да, вы человек недюжинный… Вы непременно должны рассказать мне о себе! Когда мы снова встретимся?
Обменявшись номерами мобильных телефонов и условившись о новом свидании, Лина и Павел Андреевич расстались, довольные друг другом.
Примерно в это же время Наташа, смущенно улыбаясь, рассматривала свой карандашный портрет, нарисованный уличным художником. Длинноволосый и худой, как щепка, живописец сильно польстил ей, увеличив глаза, сузив широкий нос и превратив редкие и тонкие прямые пряди в поток густых шелковистых волос. Но даже в преображенном виде сходства оставалось достаточно, чтобы с первого взгляда узнать Наташу в красавице, запечатленной быстрыми штрихами на упругом листе ватмана.
- Нравится?
- Очень! Сколько я вам должна?
- Сколько хотите, - махнул рукой художник, и Наташе снова стало его жаль. В сущности, она и заказала ненужный ей портрет исключительно из жалости к этому неудачнику, сидевшему в стороне от магистральных потоков гуляющих масс, под развесистым платаном. Заметно было, что он не обременен работой - за те полчаса, что он тщательно рисовал Наташу, к ним подошли лишь несколько человек - и те долго не задержались.
Покраснев, Наташа протянула художнику довольно крупную купюру, но он отказался ее взять:
- У меня сдачи нет.
- Сдачи не надо! Это все вам…
- Это много! Чего вы деньгами сорите, вы ж не богачка!
- Странный вы! Какое вам дело, богачка я или нет! Мне понравился портрет, и все… Я имею право заплатить, сколько хочу…
- Тогда подождите меня здесь, только не уходите, ладно? - странный художник выхватил купюру из рук Наташи и растворился в толпе. Через пять минут он вернулся.
- Вот вам сдача.
- Господи, зачем вы бегали по жаре! У меня есть мелкие, - запричитала Наташа. - И я не нищая…
- И я не нищий. Я здесь сижу не для заработка.
- А для чего же?
- Мне доставляет удовольствие наблюдать за людьми. Хотите, понаблюдаем вместе?
Наташа растерянно пожала плечами.
- Давайте понаблюдаем.
- Вас как зовут? Наташа? А я Стас. Про выставку в Киеве "Сердце вихря" слышали? Там была моя инсталляция.
Наташа, разумеется, ничего не знала о выставке; более того, слово "инсталляция" было ей незнакомо, но у нее хватило ума деликатно промолчать.
- Сейчас искусство во всем мире зашло в тупик, - принялся разглагольствовать Стас, - травма постмодерна, кризис идей… А цены на полотна создает аукционная мафия, будь она неладна. Это как в моде - платят за бренд, а не за качество! А качества-то и нет! Качество - фуфло.
- Может, и вы станете брендом, - искренне сказала Наташа.
- Я хочу найти свой путь, это главное. А будет ли это продаваться - плевать. Лично мне деньги не нужны.
- И мне кажется, что деньги - не главное. Надо возделывать свой сад.
- Это ты правильно сказала. Давай на ты, ок? У тебя какой сад?
- Детский. Я воспитатель… Только ты не смейся.
- Почему я должен смеяться? Потому что ты наплевала на эти крысиные гонки и живешь собственной жизнью? За кого ты меня принимаешь? Я Стас Перегудов, а не офисный планктон! Знаешь, Натаха, а у тебя глаза хорошие. Сразу видно, что ты часто в детские глаза смотришь…
Наташа посмотрела в глаза художника и вдруг заметила, что они сине-зеленые - как море.
- Похоже, мы родственные души. Я тоже детей люблю, они ангелы. Только не подумай, что я педофил. Вот видишь, блин, до чего дожили, какой мир стал - скажешь нормальное слово, и надо оправдываться. Тьфу.
- Это точно, все испоганили, - покачала головой Наташа.
- Приходи сюда завтра, а? Когда захочешь, тогда и приходи, - попросил Стас.
- Приду обязательно, - пообещала Наташа. - А сейчас мне пора. Мы с подругами уговорились встретиться у якоря.
Надо ли говорить, что к месту встречи три девы слетались более чем энергичными движениями - каждой хотелось поделиться своей удачей и лицемерно посочувствовать подружкам. Когда же оказалось, что познакомиться удалось всем, градус ликования уменьшился: ведь что ни говори, а ничто так не оттеняет ощущение собственного успеха, как чужая неудача, да и трижды повторившийся счастливый случай становится не случаем, а закономерностью. Впрочем, Лина, Вероника и Наташа были достаточно дружны, чтобы быстро простить друг дружке внезапное везение. К тому же, по счастливому стечению обстоятельств, никакого повода для зависти не возникло, ибо каждой столь же пришелся по вкусу собственный новый знакомый, сколь не понравились чужие.
- Элегантный, говоришь, - пожимала плечами Лина, выслушав радостную скороговорку Вероники, - джентльмен… Да ну, девки, все это видимость одна. Небось или женат, или с любовницей приехал, или сам в себя влюблен, как нарцисс…
- Или ест младенцев на завтрак, - засмеялась Вероника. - Да ну тебя, много ты понимаешь в гламуре. Нашла какого-то пенсионера и радуешься.
- Пенсионеры - самые надежные. Только они способны любить до смерти, - заметила Наташа.
- Ха, зато у людей богемы - семь пятниц на неделе и ни гроша в кармане.
- Зато я знаю его имя и фамилию, а вы и того не узнали.
- Стас Перегудов - да, эта фамилия еще прогремит на аукционе Сотбис!
- И Сотбис, и Кристи.
- Ладно, девки, пора спать, завтра, чую, будет великий день.
Утомленные дорогой, новыми впечатлениями и приятными переживаниями, подруги вскоре уснули тем бездонным и непробудным сном, которым спят лишь люди с чистой совестью и здоровым желудком. Проснулись они без четверти восемь и едва успели на завтрак, после которого направились на пляж, где и жарились до полудня, беседуя, разумеется, все о том же, точнее, о тех же.
Первым позвонил Павел Андреевич, и Лина, глядя сияющими глазами на подруг, гордо подтвердила:
- Да, в пять возле якоря, как условились.
Вероника нервно зашевелилась на жестком лежаке: Игорь, хотя и обещал "непременно позвонить", все еще не объявлялся. Не объявился он и после обеда, когда Наташа, надев собственноручно сшитое платье в цветочек, в котором она казалась себе купринской Олесей, отправилась на набережную к Стасу, а Лина, вытащив объемистую косметичку, принялась тщательно наводить парадный марафет. Дело это оказалось нелегкое, так косметика буквально плавилась в духоте и норовила растечься по лицу. Но наконец титанические усилия увенчались успехом, и Лина в красном сарафане полетела навстречу личному счастью - а Веронике по-прежнему никто не звонил. Она попыталась перезвонить сама - но абонент дважды был "вне зоны доступа". Неужели сорвался? Обозленная и разочарованная, Вероника поплелась на пляж, где как следует отвела душу, поругавшись с какой-то дурой в полосатой шляпе из-за бесплатного лежака. Но хотя победа, то есть лежак, остался за Вероникой, рану, нанесенную самолюбию, излечить он не мог.
Впрочем, если бы Вероника знала, как проводят время ее подруги, она страдала бы куда меньше. Этот день выдался неудачным для всех. Правда, Стас улыбнулся, увидев Наташу, но у него в кои-то веки появились клиенты: сначала бойкая мамаша из Кременчуга, желавшая увековечить свое пухлощекое чадо, а потом две томные девы, заказавшие один парный портрет - видимо, из соображений экономии. Стас балагурил с клиентами, а Наташа стояла под деревом в ожидании почти час, ощущая себя не очень хорошо. Можно было и уйти, конечно, а потом вернуться, но как-то так неловко получилось: сначала она была уверена, что Стас быстро нарисует ребенка и освободится, но потом появились девицы, и Наташе вдруг расхотелось оставлять его в одиночестве. Когда же девицы забрали свой лист ватмана и отчалили, внезапно как из-под земли вырос бородатый субъект в сетчатой майке, которого Стас представил кратко:
- Кремень.
Непонятно было, фамилия это или кличка; зато сразу выяснилось, что Кремень сегодня при деньгах и хочет угостить Стаса. Все это было настолько некстати, что Наташа готова была расплакаться, но тут Стас обернулся к ней и предложил присоединиться.
- Мадам пьет молодое вино? - церемонно спросил Кремень.
- Э… пьет, если хорошее, - робко ответила Наташа.
- Тогда прошу-с.
Стас быстро собрал раскладной стульчик и мольберт, и все трое отправились в какой-то погребок, где, действительно, подавали молодое вино и шашлык из молодого барашка, но было очень шумно и накурено. Стас и Кремень, не откладывая в долгий ящик доброе дело, сразу выпили по пол-литре, и, захмелев, завели длинный и громкий спор об искусстве - спор, в котором Наташа не поняла ни слова. Молодое вино, терпкое и легкое, ей не пошло, а от сигаретного дыма и шума разболелась голова. Стас время от времени вспоминал о ее присутствии, приговаривая:
- Ты не стесняйся, Натаха, ешь и пей, за все уплачено! - и возвращался к бессмысленной и яростной дискуссии, осушая бокал за бокалом.

Продолжение следует

Дата публикации : 10-09-2014 (Просмотров статьи : 254)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика