НОРМА - ПРЕКРАСНЫЕ СНЫ
 
ПРЕКРАСНЫЕ СНЫ

ЕЛЕНА ШЕРМАН



Последняя неделя марта выдалась у Валентины Степановны напряженная и какая-то нервная: мало того, что всех задергали с этими новыми модульными программами, так еще заболела Таня, и пришлось вести ее пары во 2-й и 3-й группах, да еще в среду ключи от квартиры то ли потеряла где-то, то ли украли, и пришлось менять оба замка на входной двери. Неожиданный расход очень расстроил Валентину Степановну: она преподавала в пищевом техникуме, почти никаких доходов, кроме скромной зарплаты, не имела, и вынуждена была беречь каждую копейку. От дочери, жившей с мужем-военным в Ровенской области, помощи ждать не приходилось: им бы самим кто помог. Впрочем, к своим сорока трем годам Валентина Степановна давно привыкла и к бедности, и к тяжелой работе.

Жизнь ее не баловала, разве что чуть-чуть на рассвете: тогда Валечка, единственная дочка у родителей, жила в холе, модничала (бабушка шила, мама вязала), много мечтала, читала стихи Блока и Эдуарда Асадова и была тайком влюблена в актера Коренева, сыгравшего роль Ихтиандра в фильме "Человек-амфибия". Потом бабушка умерла, Валя вышла замуж, и женская доля сразу повернулась к ней своим традиционном страдальческим ликом: сначала токсикоз, потом тяжелые роды, потом Светланка болела корью, краснухой, скарлатиной, ветрянкой, ангиной, воспалением легких, бронхитом, потом Светланка пошла в школу, потом ушел муж, потом умерла мама. После смерти матери Валентина как-то сразу и навсегда превратилась в Валентину Степановну, располнела, стала коротко стричься и делать "дежурную" химию и носить блузки навыпуск.

С каждым годом жизнь суживалась и беднела: куда-то исчезали подруги, пропадали любимые телепередачи, умирали любимые артисты, необходимые для жизни вещи становились все дороже и дороже: духовное оскудение шло рука об руку с материальным обнищанием, а еще Светланка так рано и нелепо (как она сама когда-то) выскочила замуж и уехала. Как миллионы женщин, Валентина Степановна тянула свою лямку, честно отрабатывала скудную плату, просыпалась пять дней в неделю в полседьмого без звонка будильника, сваливалась с ног в одиннадцать и почти ничего не хотела от жизни, потому что знала: ничего не получит. Только бы Светланке было хорошо и у нее ничего не болело. И чтобы воз был тяжел, но без булыжников поверх груза, а то ведь совсем невмоготу. И чужие пары веди, и программу составляй, и за новый замок плати, и за установку замка плати, и весна никак не начнется, уже конец марта, а снова снег.

Во вьюжную мартовскую ночь Валентине Степановне и приснился в первый раз странный сон. Странный он был не только по содержанию: ей вообще редко снились сны - и то короткие, глупые и черно-белые. А этот сон был яркий, как самое цветное кино, и поразительно реальный, поразительно.

Ей приснились свежие руины города-призрака: дома, от которых остались фасады с мертвыми глазницами окон, груды щебня и кирпича на перекрестках, поднимающиеся в небо столбы дыма. Она - совсем юная, лет девятнадцати, но совсем непохожая на себя в девятнадцать лет - коротко стриженая, в брюках и майке на бретельках, как носят нынешние девушки - прячется в каких-то развалинах. Через пробоину в стене, почти прижавшись щекой к кирпичной кладке, она смотрит, как по разрушенной улице идут чужие танки. Они идут очень быстро, она никогда не думала, что танки могут разгонять такую скорость. Ей страшно, страшно и холодно: вечереет, температура воздуха падает, скоро на город опустится смертельная ночь.

Где-то очень близко слышатся громкие и грубые голоса, они переходят в крики, заканчивающиеся автоматной очередью. Она сжимается в комочек и обхватывает голову руками, словно это поможет ей остаться незамеченной.

Валентина Степановна проснулась с бешено бьющимся сердцем и первые несколько секунд ошалело рассматривала свою комнату, где давным-давно надо было делать ремонт: где это она? Когда сонная одурь схлынула окончательно и Валентина Степановна убедилась, что на часах половина шестого субботнего утра, а она у себя дома, пришло недоумение: откуда этот сон? Как человек, не лишенный образования, Валентина Степановна знала, что сны есть своеобразное отражение внешней и внутренней жизни человека, но к ее жизни эти образы никакого отношения не имели: и кругом, слава богу, мир, и книжек про войну она давным-давно не читала и не любила их. Поудивлявшись, Валентина Степановна решила, что странное сновидение вызвано капризами весенней погоды, хотя природу причинно-следственной связи между ними она не могла бы объяснить даже под угрозой пытки.

Как человек занятой и подрастерявший на жизненном пути романтизм юности Валентина Степановна, несомненно, забыла бы странный сон, не явись ей дня через четыре его продолжение.

… На площади у руин большого кинотеатра - на одной из стен-фантомов еще уцелели остатки афиши - "Красотка", Ричард Гир и Джулия Робертс, пьяными солдатами разожжен костер, в который они швыряют пластиковые бутылки, и она не может понять, зачем они это делают. Какой-то верзила хватает ее за руку, тащит к себе, но он так пьян, что не может устоять на ногах, она вырывается, и бежит, бежит во тьму, навстречу такой же пьяной солдатне, она бежит и хочет, чтобы в нее выстрелили, чтобы положить всему этому конец. Ее перехватывает какой-то человек, она отбивается, кричит, плюет ему в лицо и вдруг останавливается, увидев его глаза. Они похожи на человеческие, они так похожи на человеческие, что она замирает от изумления, и с минуту они стоят друг против друга, вглядываясь в лица друг друга как заклятые враги. И вдруг туго сжавшая ее пружина ослабевает, она начинает плакать, она что-то кричит, мотая головой, он берет ее за руку и куда-то ведет - мимо бронетранспортеров, мимо руин, и она покорно семенит за ним, изредка спотыкаясь о трупы.
Позже, в каком-то чудом уцелевшем доме на окраине, она рассмотрит его лицо: если бы не смертельная усталость, обострившая все черты и окрасившая черным подглазья, оно было бы божественно прекрасным. "Как тебя зовут?" "Милена", - отвечает она, и это не ложь: во сне ее действительно зовут Милена. "Я попробую спасти тебя". "Зачем?" "Не знаю".

Чтобы спастись, надо выйти из города, но это невозможно.
Валентина Степановна проснулась раздосадованной, как зритель, киносеанс которого прервали на самом интересном месте. Хотя ни место действия, ни время не были понятны: вроде бы одежда и оружие современные, но что это за война? - фильм определенно заинтересовал Валентину Степановну, давно не смотревшую даже телесериалы. Ведь в этом необычном фильме она была и зрителем, и исполнительницей главной роли.

Вечером, укладываясь спать, Валентина Степановна мысленно пожелала увидеть продолжение заинтриговавшего ее сна - но увы, ей приснилась нестерпимая чепуха: будто в молочном отделе ей недодали две гривны сдачи и она озлобленно ругается с продавщицей. В следующую ночь ей и вовсе ничего не привиделось, и Валентина Степановна махнула рукой; но дня через четыре странный сон пришел снова. Правда, о том, что это сон из прежней серии, Валентина Степановна догадалась только по ярким краскам.

В новом сне не было ни войны, ни разрушенного города. Она, одетая в шелковое бледно-голубое платье для коктейля, с бокалом в руке присутствует на каком-то приеме, устроенном в огромной парижской квартире, полной антикварных вещей: севрский фарфор, инкрустированные бюро, старинные китайские ширмы, козетки и трехногие столики, бесценные гобелены по рисункам Ватто. Стол не роскошен, но изыскан, прислуживает приличного вида горничная в белой наколке; гости, почти сплошь немолодые мужчины, облачены в смокинги и ведут разговоры вполголоса; но, вопреки видимой респектабельности, она смутно ощущает какую-то тревогу, предчувствуя, что этой внешней благопристойности доверять нельзя и с этими джентльменами надо держать ухо востро. Она ищет глазами своего мужчину, который, тоже в смокинге и с бокалом в руке, рассказывает что-то, смеясь, двум самым солидным собеседникам: одному лысому, одутловатому, с бриллиантовым перстнем на мизинце правой руки, другому высокому, костлявому, с крашенными в черный цвет прилизанными волосами. Почувствовав ее взгляд, он оборачивается и подмигивает ей, и у нее тут же отлегает от сердца: он не обманывается насчет этих людей, все под контролем.

После парижского приема (кстати, наяву Валентина Степановна не могла понять, по каким приметам очевидно, что это Париж? Из окна квартиры Эйфелева башня была не видна; меж тем она твердо знала, что действие разворачивается именно там, и даже откуда-то знала, в каком округе расположен дом: в 16-м) ей приснился эпизод из ранней юности. Летняя ночь, какая-то спортивная площадка, освещенная мертвенным светом прожектора, какой-то густой кустарник вокруг, из которого внезапно выскакивают два подонка, она чувствует их мерзкое зловонное дыхание на своем лице. Еще несколько минут - и случится непоправимое, но она с неожиданной для себя смелостью с размаху бьет одного из подонков между ног, вырывается и бежит, бежит, легкая, как птица, а за ней с матом гонится непострадавший насильник. Главное - добежать до подъезда с проходным двором, сбить преследователя с толку, а там нестрашно, там близко ее дом. Задыхаясь, она влетает в сырой, пахнущий плесенью подъезд, проскакивает по лестнице, открывает стеклянную дверь, ведущую во двор, проносится по темному двору, зацепившись ногой за какую-то банку, и выбегает на другую улицу. Преследователь отстал, его не слышно, но она окончательно чувствует "спасена!", только захлопнув дверь своей квартиры. Захлопывает и сползает на пол, ловя ртом воздух, как рыба. На стене висят электронные часы, на табло светятся зеленые цифры: "2.04". Два часа ночи. Судя по одежде: кроссовки, короткая джинсовая юбка-варенка, футболка с широкими проймами - это конец 80-х, и ей - Милене - от силы 15 лет.

В тот день Валентина Степановна, возвращаясь с работы в набитом автобусе, поймала себя на том, что размышляет о своих странных и интересных снах, как о подлинных событиях. Впрочем, меньше всего эти видения походили на игру уставшего мозга. В обычных снах, при всем их внешнем правдоподобии, всегда есть мелкие фантастические детали, намекающие сновидцу, что к происходящему не стоит относиться всерьез; до тошноты похожи на реальность только некоторые кошмары. Но сны Валентины Степановны, хоть и жутковатые порой, не были кошмарами: это была необыкновенная параллельная жизнь, медленно, но верно затягивавшая одинокую женщину.

Сны приходили произвольно, без всякого графика: то два-три в неделю, то десять дней впустую, с какими-то черно-белыми обрывками. Сюжеты снов тоже не отличались хронологической последовательностью: то более ранние, как можно догадаться по одежде и прическам, эпизоды первой половины 90-х гг., то наше время. Парадоксальным образом эта неупорядоченность способствовала увлечению Валентины Степановны, у которой, помимо удовольствия от самих снов, появились два новых развлечения: гадать, присниться или не присниться, и, главное, выстраивать хаотичные эпизоды в единое целое, собирать мозаику по кусочкам.

Довольно быстро Валентина Степановна сообразила, что в отрочестве и ранней юности она - Милена - жила в довольно большом европейском городе в семье, где был отец и бабушка, но не было мамы. Потом началась война, и отец с бабушкой, видимо, погибли, а Милена стала подругой своего спасителя. Чудом они выбрались из разрушенного города, потом жили в одиноком домике на берегу реки и там, в горнице с низким потолком, впервые стали близки. Потом они уехали в Брюссель. Спаситель Милены необыкновенный человек, живущий странной жизнью. Он - и она с ним - кочует из страны в страну, меняя имена и паспорта. Однажды он, надев темные очки, привел ее на боковую аллею большого кладбища, к заброшенной могиле, на которую никто не носит цветы, и указал на надгробие. В тяжелую черную плиту была вмонтирована фотография. Знакомое лицо, слишком знакомое: он, но немного моложе. "Это моя могила".


Окончание следует.

Дата публикации : 07-10-2014 (Просмотров статьи : 323)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика