НОРМА - ВИТЕНЬКА И КАТЕНЬКА(1)
 
ВИТЕНЬКА И КАТЕНЬКА(1)

ЕЛЕНА ШЕРМАН



Продолжение.

3
Знакомство с Виктором Павловичем придало рутинной процедуре регистрации новых поступлений особый привкус: отныне Катенька ждала - почти как свиданья - новых книг по маркетингу. За ожиданием стояло искреннее желание быть полезной - и как-нибудь закрепить, упрочить мимолетное знакомство, перевести его на более твердую почву.

И как всегда, когда ждешь, когда чего-то страстно жаждешь, время тянулось долго, а желаемое все не приходило. Прошло несколько недель, прежде чем среди новой партии литературы обнаружились способные заинтересовать Виктора Павловича названия. Катенька обрадовалась: теперь, когда он придет, ей будет что предложить и о чем поговорить. Заранее готовясь к воображаемой беседе, она даже прочитала эти книги. Жертва, впрочем, была невелика: читала Катенька быстро.

Виктор Павлович вновь появился не через "недельки две", как обещал, а через полтора месяца, рано утром, когда на абонементе никого не было. Он с порога мило улыбнулся Катеньке, однако разговора не получилось: Виктор Павлович куда-то спешил, и все общение заняло ровно пять минут: отдал, взял, расписался в формуляре и пошел.

"Ничего, поговорим в следующий раз", - утешала себя разочарованная Катенька, рассчитывая взять реванш через недели три-четыре. "Может, еще новые книги поступят…"
Прошли и три, и четыре недели, но Виктор Павлович не приходил. Не пришел он и через два месяца. Когда через три месяца Катенька составляла очередной список злостных должников, "зачитавших" книги, она не без колебаний решила пока не вносить туда имя понравившегося читателя. Злостным должникам звонили домой и требовали вернуть книги, но Катенька знала, что, во-первых, этому человеку она звонить не станет, а во-вторых, он рано или поздно сам все принесет. А то, что не приходит… значит, есть уважительные причины. При этом она упорно ждала его, загадывая: вот в понедельник он придет… в среду… в пятницу.

Но Виктор Павлович все не приходил, и жар ожидания начал слабеть. Какой однообразной ни была жизнь Катеньки, но и в ней происходили какие-то события, времена года сменяли друг друга, и память о приличном мужчине, зачитавшем два практических справочника по маркетингу, постепенно выветривалась.

Виктор Павлович возник снова только через полгода, и все произошло совсем не так, как она воображала когда-то. Он вошел без приветствия - или сказал его себе под нос, так тихо, что она не расслышала, как-то небрежно бросил книги. Катенька ощутила обиду: как-никак, она старалась ради него: откладывала книги, ждала, не тормошила звонками, а он смотрит, как на пустое место.
Ей захотелось "отомстить", выместить обиду, но увы! Катенька совершенно не умела говорить с позиции превосходства, и эта попытка также не удалась. Ей хотелось сказать жестко, даже грозно, а вышел растерянный возглас:
- Так долго книги держать нельзя!
- Простите, у меня сложные обстоятельства.
- Какие? - это сорвалось невольно, Катенька смутилась и хотела извиниться. Виктор Павлович нахмурился было, но, увидев ее глаза, стал рассказывать неожиданно для себя - понял, что это не праздное любопытство, что девушка за библиотечной стойкой искренне интересуется им.
- Четыре месяца тому у меня парализовало маму после инсульта. Жена с мамой всегда не ладили, там были свои сложности… а теперь она заявила, что не желает превращаться в сиделку и ушла. И детей забрала.
- Но ведь так нельзя! - вырвалось у Катеньки, не просто внимательно слушавшей, а буквально растворявшейся в рассказчике.
- Не знаю, можно или нельзя, но теперь я один, мать оставить не с кем, сиделки дорогие, а подешевле - сомнительные личности, страшно оставлять их в доме. В общем, бьешься, как рыба об лед, и никакого просвета. Прогноз у мамы мутный: и худшее, тьху-тьху, не грозит, и шансов, что встанет, мало. Вот так…
- Простите, - губы Катеньки вздрогнули. - Простите, я ведь ничего не знала…
- Да вы-то при чем, - вздохнул Виктор Павлович. - Спасибо вам, что выслушали… Знаете, друзья помогают, как могут, но я тоже не могу их без конца напрягать… Да. Пошла черная полоса. Так что мне теперь не до книг, увы.

Катенька промолчала - растерялась, не смогла найти слов, чтобы ободрить, поддержать, чтобы дать понять этому подавленному бедой человеку, что совсем рядом, на расстоянии руки есть кто-то, кто готов помочь, кто ощущает его боль, как свою. Когда за Виктором Павловичем захлопнулась дверь, она много ругала себя за этот приступ растерянности - но что сделано, то сделано. Вот человек и ушел, скорее всего навсегда, и будет думать, что она расспрашивала от скуки, а молчала от безразличия. Как глупо и скверно.

Катенька грызла себя несколько дней, и грызла бы еще столько же, если бы в четверг перед обеденным перерывом Виктор Павлович не появился опять! Катенька искренне удивилась, а когда он неожиданно позвал ее на чашку кофе в ближайшее кафе, и вовсе чуть было не утратила опять дар речи.

- Но если у вас другие планы, - пожал плечами Виктор Павлович, неправильно истолковав затянувшуюся паузу, - то я…
- Нет! - вскрикнула Катенька и покраснела. - Я согласна.
В кафе Виктор Павлович заказал по чашке кофе и пирожному, хотя в меню имелись и горячие блюда. Катеньке хотелось пообедать, и она готова была, если на то пошло, заплатить не только за себя, но и за спутника, однако из ложных представлений о приличии не решилась позвать официанта и переменить заказ.
- Такое дело, Катенька, - начал несколько смущенно Виктор Павлович, отхлебнув кофе. - Может, я говорил… у меня свой дом, особняк, и дом большой… а я целыми днями на работе, а мама лежит. Уже несколько месяцев у нас нет хозяйки, дом замусорился, полы не мыты, окна серые, гора посуды… Не могли бы вы помочь? Мама сейчас в больнице, но на днях ее выписывают, а ее некуда просто везти… Я заплачу…

Она не ощутила и тени обиды в этом предложении. Ей не пришло в голову, что в ней видят поломойку: она поняла только одно: человеку плохо, и нужна ее помощь. Катенька даже обрадовалась: она может быть ему полезной! Но… при чем здесь деньги?
Субботу и воскресенье с девяти до девяти - по 12 часов в сутки - Катенька драила полы, мыла окна, приводила в божеский вид санузел и кухню. Сказать, что работы было много - значило не сказать ничего, и Катеньке невольно приходило в голову, что даже при сложившихся тяжелых обстоятельствах невозможно довести дом до такого состояния за 4 месяца. Взять хоть гирлянды паутины на потолке туалета, или слой пыли толщиной в мизинец на антресолях: чтобы нарастить такую пыль, надо не прибирать как минимум год. Часть кухонной посуды с согласия хозяина пришлось отправить в мусорник, ибо отмыванию это уже не подлежало. Большинству тарелок и чашек, впрочем, удалось вернуть первоначальную белизну.
Когда в девять воскресного вечера Катенька, наконец, присела, все ее тело ломило от страшной усталости. Она не представляла, как завтра пойдет на работу, но беспокоило ее не это, а совсем другое:
- Кто вам стирает, Виктор Павлович?
- Постельное отвожу в прачечную. Белье и рубашки стараюсь сам…
Катенька вспомнила несвежий, сероватый оттенок его белой рубашки тогда, в кафе, и решительно сказала:
- Соберите свои рубашки, я вам постираю, а потом здесь отутюжу как следует.
- Да ну, бросьте. Это сейчас не главное.
- Нет, главное. Вашей маме сейчас нужны положительные эмоции, а не переживания из-за того, что сын выглядит запущенным, что он опустился без жены, что ему некому рубашку постирать…
Эта фраза поразила Виктора Павловича. Он долго не мог ее забыть, и, пожалуй, именно из-за нее, а не по невозможности иначе отблагодарить за проявленное усердие, пригласил Катеньку в ресторан.
- Вы ничего против Восьмого марта не имеете? Тогда давайте отметим где-нибудь в хорошем месте, а?
С ворохом отутюженных рубашек в руках, в стареньком халате поверх футболки и джинсов, она стояла и растерянно-радостно смотрела на него, необычайно напоминая осчастливленную Золушку.
Золушка, то есть Катенька, и впрямь была необычайно счастлива, восприняв приглашение как нечто очень серьезное, хотя Виктор Павлович планировал всего лишь немного развеяться и сделать приятное пособившему ему человеку.


Продолжение следует

Дата публикации : 30-10-2014 (Просмотров статьи : 267)
Статью опубликовал : admin



Вернуться
Ваше имя:
Вашь e-mail:

Very Happy Smile Sad Surprised
Shocked Confused Cool Laughing
Mad Razz Embarassed Crying or Very sad
Evil or Very Mad Twisted Evil Rolling Eyes Wink
Exclamation Question Idea Arrow

Запомнить

партнеры...


меню...
Новости
Калейдоскоп
Киноафиша
Гороскоп
Объявления
Кроссворды
Телепрограмма
Опросы...
Какой рассказ вам больше понравился

КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ
"Давным-давно"
БЫВШАЯ СОЛИСТКА ЧЕБОКСАРОВА
Любить замужнюю
Кружево
ИНТУИЦИЯ - ПРОРЫВ В ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР!
АВАНТЮРИСТКА
НАЙТИ И ОБЕЗВРЕДИТЬ
НЕ ПРОСИ ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ
Новогодняя история
Ax, кабы на цветы - да не морозы...(Ольга Карагач)
Испытание верностью
Забытый плен, или роман с тенью
ИЮЛЬСКИЕ РОСЫ
БУКЕТ РОЗ



Результаты

Ответов 32

Яндекс.Погода

Курсы НБУ на сегодня

Яндекс.Метрика